Издается в Израиле (Тель-Авив) ● Главный редактор: Ирина Врубель-Голубкина ● E-mail: exprocom@gmail.com

Автор: , 17 Ноя 2015

РАЗНОЕ


Holin-1

Игорь Холин

 

КРЕМЛЁВСКИЕ ШУТКИ

 

СОРАТНИКИ

Безусловным, непревзойденным, беспрекословным исполнителем воли Иосифа Сталина являлся маршал СССР Лаврентий Павлович Берия, мегрел по национальности, по внешности и по сути напоминающий хорошо откормленного кобеля.

Что знало общество, сам Сталин об этом человеке?

Ничего!

Возможно, он потомственный уголовник, воспользовавшийся документами убитого человека, возможно, получивший эти документы из рук жандармского ротмистра, состоя при нем платным агентом.

Подобные случаи известны.

Возьмите фюрера нацистов Адольфа Шикльгрубера, ведь прикомандировали ефрейтора, незаурядного шарлатана к нацистской партии в Баварии соглядатаем, ставшего нацистским вождем.

Хочется спросить, куда смотрели партийные бонзы, неужели после художеств Лаврентия в Закавказье не представляли, что представляет из себя подобный типус?

Скорей всего, сами не ахти как отличались от высокопоставленного пройдохи.

А «прозорливый» Сталин? Если у него была хоть крупица смекалки, мог догадаться, опасно приближать к своей персоне большего проходимца, чем сам.

Не догадался!

Отравлен.

Потерял державу и жизнь.

 

ПРОГУЛКА ПО МОСКВЕ

Иосиф Виссарионович Сталин после смерти жены некоторое время, как монах, жил в кремлевской келье. Даже ближнюю дачу в Кунцево посещал с большой неохотой, хотя поговаривали, туда из Кремля ведет подземный тоннель.

Однажды, не выдержав затворничества, решил посмотреть, как поживает советский народ.

За лучшее, чтобы не узнали, переоделся в женское платье. На голову натянул старушечий платок.

Получилась такая отвратительная бабка, что в самом пропойном сне не привидится.

Но и на такую кикимору нашелся охотник.

Когда вождь спустился в подземный переход от музея Ленина к Охотному ряду, окликнул замшелый, как пенек, бомжик, примостившийся в уголке возле газетного киоска.

– Иди сюда, бабка, выпьем за компанию. Не опасайся, насиловать не стану, имею импотенцию с раннего детства.

Сталин, подумав, присел на минутку. Водку пить отказался, пробурчав, что пьет только вино, у бомжа спросил, как зовут?

– Неважно как. Зови Николаем пока.

Сталин:

– Не кажется тебе, Николай, что я на кого-то похож, что-то должен напоминать?

– На Бабу-Ягу. Мне всё равно. Не с лица воду пить. Будем вместе побираться. Тебе за страхолюдство хорошие деньги начнут отваливать.

Сталин:

– Усы, посмотри, какие усы. Трубку курю, набиваю табаком от папирос «Герцеговина Флор».

Бомж:

– Нашел, чем удивить. Если хочешь знать, есть тут одна старая блядища, которая с ног до головы волосьями заросшая. Матом кроет, любо-дорого смотреть.

Но Сталин уже не слушал.

Поднялся и пошел прочь.

 

 

ПОЦЕЛУЙ ВЗАСОС

Иногда глава советского народа Иосиф Виссарионыч Сталин устраивал в Кремлевском дворце всесоюзные попойки.

Приглашалось несколько тысяч человек.

Делал это вождь не без задней мысли.

Подпаивал собравшихся первых секретарей республик, обкомов, директоров промышленных гигантов, председателей колхозов, маршалов СССР, чтобы выведать, что они думают о товарище Сталине.

Но однажды отец всех народов ненароком нарвался на поэта Приелова.

Был поэт ростом мал, станом хил, с лица худ.

Сталин, увидев, что эта муха не пьет, не ест, песен не поет, решил на нем испытать свои чары, подозвал, налил стакан «Столичной».

– Пей за товарища Сталина!

– Не могу, товарищ Сталин, имею язву желудка, почки болят, селезенка.

– Не любишь товарища Сталина?

После второго стакана поэт полез к вождю целоваться. Как тот ни отбрыкивался, получил засос-кровосос.

Сталин:

– Хватит, хватит, иди на место.

Приелов. Ты чего кочевряжишься, я люблю тебя, как отца родного, понятно? Ты мой отец, отец всего советского народа! Ты думаешь, кто сочинил песню:

 

Сталин – наша слава боевая,

Сталин – наша гордость и компот…

 

Я сочинил. Еще сто песен сочиню, только держись!

Многотысячный зал замер в едином порыве. Вид у собравшихся такой, если бы не всесильные органы, которые тут присутствовали, бросились бы врассыпную.

Поэт продолжал:

– Ёся, выше голову, чего насупился? Посмотри, какие у тебя веселые гости, вроде под каждого подложили противотанковую мину. Блевать на них хотел!

Действительно, рыгнув, поэт вывернул содержимое желудка в сторону первых секретарей республик, министров и маршалов СССР.

Сталин:

– Пошел вон, мудак!

Приелов:

– Где, дорогой, любимый, твое кавказское гостеприимство?

Сталин:

– Ты товарища Сталина оскорбляешь, в его лице советский народ оскорбляешь! Кто ты такой, чтобы отца всех народов оскорблять?

Хотя Приелов чувствовал, что его куда-то заносит, но остановиться оказывалось выше сил.

Приелов:

– Я поэт!

Сталин:

– Я тоже поэт!

Приелов:

– Ты? Дерьмо ты, не поэт!

Наконец гости начали приходить в себя. Наиболее шустрые из партийных и гэбэшных бросились к поэту, принялись заламывать руки за спину.

Сталин:

– Оставьте поэта в покое, эту жертву буржуазной пропаганды. Товарищ Берия сумеет во всем разобраться.

Сталин грозно взглянул на поэта, но тот уже спал, пуская слюну на рубаху и портки.

Странно. Но с поэтом после этого эпизода ничего не случилось. Наоборот, Союз писателей СССР выделил трехкомнатную квартиру в писательском доме в Лаврушенском переулке.

Через пару лет, написав книгу стихов «Сталин – наше светлое блюдущее», поэт получил Сталинскую премию.

 

 

ЖЕЛАНИЕ

Известно, Иосиф Сталин любил ошарашить собеседника нечаянной фразой.

На этот раз выбор пал на Лаврентия Берию.

– Слушай, Лаврентий, скажи, как коммунист коммунисту, возникает у тебя желание, когда ты идешь позади меня, выстрелить товарищу Сталину в затылок? Не возникает? Любишь товарища Сталина, как отца родного? Врешь, шелудивый пес, по глазам вижу,  врешь. Есть у тебя желание пристрелить своего благодетеля. Боишься товарища Сталина. Не меня бойся, этих (кивок в сторону соратников) бойся. Знаешь, балда, что они с тобой сделают после моей смерти, подвесят за яйца к потолку. Ладно, дорогой, испугался, в штаны наложил? Не унывай, пошутил товарищ Сталин, немножко пошутил.

 

 

ВИДЕНИЕ

На Красной площади, недалеко от мавзолея Ленина, стоял на коленях человек и молился. Слова молитвы были необычны. Нечто среднее между «Очи черные» и гимном Советского союза.

Вокруг собралась толпа.

Сталин в это время прогуливался вдоль Кремлевской стены с другой стороны.

Когда доложили в чем дело, приказал привести шутника.

Сталин:

– Ты чего нарушаешь порядок в стране?

– Виноват, видение было, пришел во сне ангел анадысь и, указав на тебя, сообщил, что товарищ Сталин – святой человек.

– Ну и как этот святой человек выглядел?

– Сиял во все стороны.

Сталин велел за благую весть наградить, за то, что мошенник…

Тоже наградить!

 

1993 г.



Ваш отзыв

*

  • Облако меток