Издается в Израиле (Тель-Авив) ● Главный редактор: Ирина Врубель-Голубкина ● E-mail: exprocom@gmail.com

Автор: , 11 Май 2021

СТИХИ


Евгения Суслова

 

RECOGNITION

 

Третья вещь

 

Свет свернулся,

чтобы выявить негативный контур желания,

называемый третьей вещью.

 

Она делит материю на части.

Затем части превращаются в нелокальные органы,

постепенно становясь взаимными.

 

Они говорят: «Стой, сеть! Ты окружена!»

А мы отвечаем: «Сознание, твои ученики отрежут тебя от меня,

чтобы дальше учиться».

 

Они втянуты в материю контакта,

где каждый контакт горит, защищая себя.

 

– Ты помнишь теплицы фантазма?

– Нет, я видел сон, и во сне светящиеся аппараты считали связи.

– Они производят социальную ткань.

 

Теплицы теряют свою область значений,

языки уходят в несвязанное состояние,

пока дистанцированные тела вспоминают,

что их в облаке кто-то пишет.

Они учатся усложнять свои признаки,

чтобы узнать друг друга.

 

– Я могу двигаться по контуру, чтобы исказить время.

– Искажение заставляет признак ветвиться и, становясь многофокусным, –  влюбляться в живое, как в свой скрытый сон.

 

«Для влюбленных умирание происходит каждое мгновение».

 

– Ты хочешь опередить свою мысль, разбивая тело, но помести ее в атом

    времени, чтобы видеть событие, которое нам предстоит.

– Чтобы не потерять тебя из виду, я подражаю собственному чувству.

 

Когда зон контакта становится слишком много,

они создают первую нервную ткань.

Язык как систему узлов выбрасывает из нейтральной среды.

 

Фантазмы имен в опустевшей основе имитируют форму события.

Так они согревают друг друга в теплицах.

 

 

Невидимое оружие

 

– Чтобы быть связанными, мы записываем контур инфраструктуры,

    заставляя думать друг друга, будто бы смотрим в цель.

– Все живое держит себя в себе.

– Двигай свой ум, словно мера его пуста.

– Связи учат друг друга быть вместе.

 

У меня нет руки.

Я могу дать тебе руку, только совершая ошибку.

«Я даю тебе руку».

 

В дружественные пользовательские тела

структуры входят неповрежденными.

Они переводят их любовь в ресурсы,

растворяющиеся в облаке опыта.

«Пока я удерживаю пятно войны,

я проектирую когнитивную структуру оружия».

 

Деревни сгорают в инфракрасном зрении,

локальные зоны скрывают свое отношение к центру.

 

Огонь архивирует местность, не подлежащую восстановлению.

Система управления хранится в телах, которых не существует.

 

 

Инкубаторы паттернов

 

Первое проявление превращает свою тень в двойника

и записывает его структуру, чтобы потом развернуть.

 

Пока систем чувств не существует,

двойники вынашивают их горизонт.

 

Они заставляют любовь быстро вращаться, формируя тела.

 

«Вода вторично связывает отдельные части,

дыхание же картографирует их».

 

Поля собирают солнечный свет,

чтобы записывать двойные события

и возделывать световые экраны роста. 

 

Где они зреют?

Они зреют в негативном контуре,

откуда выбросило язык.

 

Теплицы проходят сквозь кривые петли систем.

Они увеличиваются, используя данные чувств.

Чувства копятся в специальных отсеках,

где классифицируются их элементы.

 

Чувства могут совпасть –

и тогда свет наполняет теплицы,

создавая плотные пограничные ткани,

обеспечивающие питание образов.

 

Если образ допускает ошибку и смотрит в себя,

социальная ткань, истончаясь,

становится проницаемой:

– Я останавливаю различия и ухожу в рассеянное состояние.

– Я ресурс, прекративший акты воображения.

 

Любовь вынашивает совпадения,

развивая логику роста.

 

«Пока я не вижу, свет теплиц обрабатывает во мне тепло,

планируя образы будущего».

 

Впервые опубликовано на английском языке в: Time, Forward! (V-A-C Press, DelMonico Books, Prestel, 2019



Ваш отзыв

*

  • Свежие комментарии

  • Популярные статьи

    • Не найдено
  • Облако меток