Издается в Израиле (Тель-Авив) ● Главный редактор: Ирина Врубель-Голубкина ● E-mail: exprocom@gmail.com

Автор: , 31 Мар 2011

Без рубрики


Михаил Гробман

ЛЕВИАФАН

В 1971 году я оставил свою московскую художественную среду и уехал в Израиль. Несмотря на внешний успех (персональная выставка в Тель-Авивском музее, публикации и внимание публики), я быстро осознал свое несоответствие местному искусству. Израильское искусство того времени было подчинено атлантическим идеям, я же мечтал о создании еврейской сионистской культуры, говорящей современными кодами, но независимой ни от кого. В 1975 году я выпустил газету «Левиафан», создал одноименную группу учеников и приступил к созданию нового художественного пространства. Музейный истеблишмент объявил мне войну, ибо он, как это ни покажется странным для многих, был антисионистским и враждебным еврейской традиции. История этой борьбы за новое израильское искусство еще не написана, но достижения группы «Левиафан» стали интегральной частью современной культуры Государства Израиль. Сегодняшняя публикация манифестов и заметок того времени поможет заинтересованному читателю и исследователю приподнять завесу над важным периодом развития современной художественной мысли.

P.S. Одновременно с манифестами «Левиафана» мы публикуем Манифест магического символизма, написанный в 1967 г. в Москве, этот текст-предтеча дает возможность проследить процесс зарождения идей, которые привели к возникновению группы «Левиафан».

Михаил Гробман

18, 23 июня 2002 г. Тель-Авив

1-Й МАНИФЕСТ ГРУППЫ «ЛЕВИАФАН»

Мы группа ЛЕВИАФАН – израильские художники последней четверти 20-го столетия.

Наше коллективное выступление – есть начальный опыт постройки всеобъемлющего национального стиля, соответствующего духу строительства Нового Израиля. Наша политическая база – сионизм. Наша духовная база – еврейская мистика.

Три основания определяют нашу художественную позицию:

1. Примитив.

2. Символ.

3. Буква.

Наши враги:

а) Историзм, психология, пафос.

б) Литературный сюжет, визуальная иллюзия.

в) Пренебрежение материалом.

Мы против Леонардо, Микельанджело, Рембрандта.

Мы против классики, романтики, реализма.

Мы против сюрреальности, игры и концепта.

Мы против искусства для искусства.

Вечная память нашим византийским коллегам.

Народность и религиозность – две колеи нашей дороги. Дороги к новому еврейскому искусству, достойному чуда возрождения Израиля.

Комментарии

Мы исходим из предпосылки, что каждому цельному историко-духовному периоду соответствует цельное художественное мировоззрение. Мы полагаем, что сионизм является той универсальной системой, которая влечет за собой не только психическое оздоровление народа, но и возрождение коллективного стиля в искусстве, эквивалентного историческому возрождению.

Мы полагаем, что пришла пора перейти от утонченных индивидуалистических игр к общенациональной художественной работе. Мы видим израильского художника умным работником, но не томным маэстро.

Мы не предлагаем рецептов, готовых моделей или догм, мы даем только ясное направление поиска. Это направление ведет не в богатые закрома Европы и США, это вектор – в сердце и мозг еврейской духовности.

Примитив: фантастический фольклорный образ, идущий  от конкретных явлений бытия, – язык народа, передающий из поколения в поколение закодированную историю тела и духа, – Агада.

Символ: мистический язык пророков – зрительный акт нашего единства с Богом – точный знак связи тела и духа – Каббала.

Буква: магическое воплощение логики – инструмент морали, истины и чистоты – способ общения с Богом – Десять заповедей – Талмуд.

Наше действие – работа с пространством и временем во всех видах материала, доступных зрению.

События еврейской истории нас вдохновляют не романтически осмысленной прозой происшествия, но тем комплексом символов, которые заложены в каждом движении народа.

Худшая из порнографий – изображение бороды пророка.

Худший из развратов – изображение психологически чувственного человеческого лица.

Эту тупую визуальную игру мы получили из рук великих циркачей и эквилибристов Ренессанса, не пожелавших служить Богу, но попавших в услужение собственному эгоизму.

Мы категорически отрицаем право художника на литературно-логическое (или алогическое) мышление.

Мы категорически отрицаем право художника на механическую подмену материалов. Дерево, пластик, бумага, грязь, мрамор, вода, сломанный предмет, кусок жести – все одинаково благородно и пригодно для высокой работы художника, но при условии точной взвешенности материала, его взаимоорганичности и его соответственности пластической идее.

Проклятье искусства для искусства довлеет над нами, как первородный грех. Мы призываем вспомнить о том, что искусство – это не самоцель, а лишь ступень на пути к Богу в собственной душе.

Искусство – это только функция. Через преодоление пространства и времени мы очищаем себя и возвышаем себя – такова роль художника – таково его положение по отношению к тому материалу, с которым он работает.

Наши предшественники: создатели древних синагог, художники Древнего Египта, художники Византии, художники ацтеков и майя, Малевич, конструктивисты. Нас объединяет с ними одинаковое понимание природы художественного творчества, то есть практические методы работы.

Говоря о народности – мы имеем в виду искусство, апеллирующее к творческой интуиции всех без исключения зрителей.

Говоря о религиозности – мы зовем к мистическому постижению мира средствами изобразительного искусства.

29, 31 января; 17, 18 марта 1976 г.

Иерусалим

Михаил Гробман

МАНИФЕСТ №2 ГРУППЫ «ЛЕВИАФАН»

Пришло время снова поднять знамя войны против реализма. Под этим знаменем работали великие авангардисты первой четверти нашего века, и это знамя теперь затоптано в грязь прислужниками классов и партий.

Прикрываясь именем плюрализма, сытая публика подрывает эстетические и моральные основы нашей цивилизации. Буржуазия всех сортов и оттенков, клерикалы и коммунисты, чиновники и функционеры единым фронтом ратуют за искусство, обслуживающее их низменные интересы. Реализм – их любимец, ибо реализм в искусстве – есть торжество эгоизма, самолюбования, самонаслаждения. Ибо реализм в искусстве – есть отец самой наглой пропаганды во имя интересов отдельных безнравственных групп.

И художники радостно идут навстречу могильщикам духа, радостно надевают лакейские ливреи и в почтительном сутенерском поклоне подносят самих себя за любую плату.

Художник сегодня – это только помесь проститутки и владельца бакалейной лавки. Вот результат тупого следования реалистическим принципам в искусстве, принципам иллюзорности и подражания природе.

Реализм – есть яд, висящий в воздухе и проникший во все формы искусства. Реализм создает на двухмерной плоскости иллюзию трехмерности; следует прямой и воздушной перспективе и таким образом кастрирует человеческую фантазию, подменяет пространство театрализованной глубиной; строит скульптуру, беря за основу положение живого тела в воздухе; в своих объектах или художественных акциях апеллирует к прозаической логике  домашних хозяек.

Реалист – есть каждый, для кого психология, история или этнография – это почва, а не конечная цель.

Реалист – есть лживый свидетель человеческого существования, осквернитель воли Творца. Это смехотворно, но факт – до сих пор еще летают в воздухе вонючие птеродактили импрессионизма, фовизма или экспрессионизма. Как будто свет и глубина в картине не являются для цивилизации ее юрским периодом мысли.

Еще, поощряемые денежными мешками, вырисовывают сюрреалисты гладкие объемы, вылизывают холст, как жопу, еще бормочут свои болезненные басни, лишенные всякого смысла.

Еще рекламируют гиперреалисты при помощи цирковых иллюзорных трюков быт и мысли сытой публики, еще вываливают содержимое городских помоек в уютные гнезда духовно ожиревшего обывателя.

Рука об руку с бывшим изгоем поп-артом гиперреалисты услужливо подносят пресыщенному буржуа самые острые и пикантные отбросы в их максимально реалистическом отображении. И, как высшая, идеологизированная степень деградации, явилось концептуальное искусство, которое отбрасывает нас в гнусные глубины реализма 19-го века, где форма, конструкция и материал были порабощены дешевыми политическими, социальными, психологическими сентенциями, где плоскость, цвет и линия были похоронены под словоблудием философов-недоучек. Так называемые концептуалисты, большая часть которых не умеет держать в руках карандаш, с тем большей легкостью копают могилу высшему языку человечества, символике чистых божественных визуальных форм. Борьба концептуалистов с формой есть один из симптомов тяжелой нравственной слепоты этого сытого мира. И в этой борьбе концептуалисты снова и снова апеллируют к прозе и псевдонаучности гниющего реализма.

Как слепые щенки, тычутся художники в новые техники искусства, но ни перформанс, ни видео не могут быть сами по себе содержанием, как не может быть содержанием картины тот факт, что она нарисована акварелью или маслом. Реалистическое видение, втиснутое в рамки нового технического исполнения, еще отвратительней, ибо там, в старом реализме, были, по крайней мере, свои рембрандты, а здесь – одни подмастерья.

Есть только один реализм, имеющий право на существование, – реализм целенаправленного, функционального действия, которое объединяет реальность искусства с реальностью жизни.

Мы зовем молодых художников в беспощадный поход против пошлых манипуляторов иллюзиями, против врагов чистой мысли, против ретроградов, прикрывающихся именем современности, против паяцев, щеголяющих в застиранных языческих рубашонках эллинизма и Рима.

Сюжет и иллюзорность, перспектива и психологизм, проза и наукообразность – это черви на теле художественного авангарда.

Реализм – смертельный враг искусства.

Сострадание в жизни ведет к жизни, сострадание в искусстве ведет к духовному разложению.

Смерть реализму!

30 июня, 4 июля 1979 г.

Военный лагерь Аран, Синай

Михаил Гробман

МАГИЧЕСКИЙ СИМВОЛИЗМ (МАНИФЕСТ)

На московском горизонте появилось понятие символизма. Оно не имеет ничего общего с тем старым символизмом начала нашего века, утонченной идеологией великих ретроспективистов, душой одиноких гениев, наполненной печалью, чуждой земного и народного. Мир праху их тоски, она была достойна их величия. Теперь, через более чем полстолетия, мы видим – они, неземные, были слишком во власти земли. Их любовь к Абсолютному слишком напоминала любовь к прекрасной женщине. Туманности их печалей закрывали от них Млечные пути человечества.

Сквозь предметы и действия просвечивает некоторая сущность, максимально приближенная к Вечному. Это та степень, которая доступна человеческому сознанию в его высших проявлениях. Цивилизации, существовавшие до нас, появлялись и откатывались, как волны прибоя. Исчезали города, психология, быт, исчезали оригинальные человеческие понятия, исчезали лучезарные миры, но Некто едва уловимыми паутинками связал овалы разорванных связей, и всякая новая культурно-психологическая формация получает в вечное пользование таинственные знания, непостижимые для разума, но отвечающие на все вопросы просыпающегося Духа. Эта трансцендентная паутина окутала мир светом и мыслью, она поддерживает разум и лелеет его, как милое, но дефективное дитя.

Разум – это столп, на котором зиждется человечество, клетка, на которую мы обречены, коварный наркотик, создающий иллюзию могущества, скальпель, рассекающий время и пространство, строитель государств, машин, остроумных теорий, пожирающих друг друга с яростью пауков, ангел-хранитель, опекун, убийца, призрак, придумавший сам себя. Разум – дедушка здравого смысла, апелляция к которому, как сказал знаменитый кенигсбержец, есть не что иное, как ссылка на суждение толпы, от которой философ краснеет, а популярный болтун торжествует.

Мы в состоянии прикоснуться только к одной ниточке трансцендентной вуали, этого Абсолютного покрова, и, прикоснувшись, остановиться перед самой оптимистической тайной, которая нас когда-либо поражала. И наш универсальный метод – это взгляд внутрь феномена, дарованный нам Вечностью.

Зримым воплощением такого опыта и знания является Символ. Не нищенские одежды склерозной аллегории окутывают его, но точные формы Геометрии и Биологии, содружеская сила которых служит не подсчету, а постижению. Магическое раскрепощение мира – вот цель, которой Символ служит как оружие.

МАГИЧЕСКИМ СИМВОЛИЗМОМ называется метод в искусстве и жизни, освобождающий человека.

26, 27 сентября 1967 г.

Москва

Михаил Гробман

ЛЕВИАФАН

• Искусство для искусства, искусство – как самоцель, искусство – как самоутверждение, искусство – как самонаслаждение – это удел равнодушных, это удел жалких и самовлюбленных эгоистов.

Искусство – как зеркало природы, искусство – как память, искусство? цель которого – запечатление исторических или психологических событий, – это удел слабых духом, это удел безвременно состарившихся, это профессия дураков и спекулянтов.

Искусство – есть орудие человека на его пути к Абсолютным ценностям, на пути к Богу. Культ искусства – идолопоклонство. Искусство здоровое и великое заключает в себе нечто, позволяющее отбросить его в один из моментов приближения к Истине. Великое искусство, как ненужная повозка, остается у подножия горы. И от подножия идет высшая мистическая дорога, по которой душа поднимается, уже не нуждаясь в помощи функционального, черпая силу и помощь только в себе самой, функция искусства – подвести, подготовить человеческую душу к началу этого восхождения.

Искусство должно быть демократическим, всеобъемлющим, чтобы каждый человек мог воспользоваться им и приблизиться к Истине, т. е. приступить к освобождению собственного Духа. Искусство, апеллирующее к избранным, – это фальшивка, наполняющая мир тщеславием и жестокостью.

Подавляющее большинство художников нашего времени – это корыстные производители бессмысленных предметов на забаву пресыщенного буржуазного меньшинства. 1973.

• Реальное пространство (перед плоскостью) – время настоящее, текущее. Предмет этого пространства можно потрогать рукой, взять, как вещь (достигается рельефом, коллажем, пастозностью и другими средствами, создающими ощущение материальности происходящего).

Иллюзорное пространство (за плоскостью) – построено на принципах воспоминания, ассоциации, истории, опыта. Ощущая это пространство, мы ощущаем все как бы в прошлом.

Достигается иллюзорно-объемными формами.

Изобразительное пространство (на плоскости) – пространство трансцедентальное. Оно пожирает время, оно ускользает от времени. Это пространство создается двухмерными формами, двойственными в оптическом и психологическом восприятии. 1973.

• Символ времени – один и тот же знак, повторенный неоднократно в уменьшающейся пропорции. Это также символ движения.

Круг – знак природы. Треугольник – статика и движение одновременно. Чисто абстрактное мышление. Вносит гармонию в глаз и душу. Успокоение.

Рыба-Левиафан: символ неба, земли, воды, моря, ветра, движения, направления. Символ народа; двойственный символ животного и камня. Образ, лишенный психологических оттенков. 1973.

• Всякое произведение искусства надо судить перед лицом смерти. Большинство созданий искусства не выдерживают этого испытания, ибо они развлекательны по существу, и страдающий человек стыдится или раздражается, глядя на них. 1973.

• Жук, бабочка, носорог, дерево – совершенные произведения искусства. Пейзаж – среда, обладающая совершенными эстетическими качествами. Композиция таких произведений может быть замкнута или бесконечна. Это творения Непостижимого. Совершающий копию с этих произведений – вор, плагиатор, жалкий подражатель, в котором умерло чувство свободы.

Мы созданы по образу и подобию Божьему – это значит, что мы потенциально в состоянии создавать новые миры. Созидание – это высшая сфера практической деятельности человека, уподобляющая его Богу. 1973.

• В гиперреализме – Запад обрел себя, свое искусство, точную эквивалентность своему прагматическому существованию. Полное отсутствие духовности. Тяга к патологии (особенно во французском гиперреализме. Самый здоровый и мирный – американский). Гиперреализм многолик: часть его идет от идей поп-арта, часть носит характер сюрреалистический, часть является натурализмом почти классического типа, часть, по сути дела, является концепт-артом. Гиперреализм – как тихий фашизм, фашизм под сурдинку – искусство сытой сволочи. 1974.

• Евреи для других – это всегда некий тайный орден, проникнуть в который практически невозможно, несмотря на то, что у всех на виду. Таинственность евреев – важный источник антисемитизма.

Еврейские погромы в литературе, в политике, в жизни постоянны и жестоки, потому что евреев боятся. Другие народы почти не воспринимают образ еврея-работника, еврея эксплуатируемого или социально-несчастного, ибо вера их в сильную, таинственную еврейскую жизнь носит гипнотический характер.

По сути дела, в умах иных народов целиком властвует представление о еврейской исключительности. Неевреи сторожат представление о еврейской народной исключительности не меньше, чем мистически настроенные евреи.

Антисемитизм, в совокупности этого понятия, часто является скорее актом самозащиты, нежели актом агрессии. Самые жестокие погромы исходят от тех народов, которые страдают от комплекса национальной неполноценности или обиды. Еврейская экспансия действительно существует (благодаря ей была создана европейская цивилизация), но только в области духа. Будучи не в состоянии защититься духовным оружием от этой экспансии, неевреи прибегают к пролитию еврейской крови, и в этой неэквивалентной войне – один из величайших парадоксов истории. Миллионы евреев были убиты, но еврейский дух оказался недосягаем для насилия и продолжает вызывать все новые пароксизмы страха и отчаяния, ибо народы боятся быть поглощенными еврейской мыслью.

Нравственная и интеллектуальная активность евреев – вот причина антагонизма, который испытывает на себе еврейский народ.

Евреи обладают в своем генезисе одним из наиболее устойчивых и уникальных психологических типов.

Евреи с комплексом национальной неполноценности – это деградировавшая в исторической борьбе часть иудейского народа, находящаяся, как правило, на низкой ступени интеллектуального и религиозного развития. 1974.

• Символическое понимание мира – это естественное состояние человеческого ума.

Магический символизм – есть мировоззрение, основа которого стихийный мистицизм человека, и цель этого мировоззрения – религиозное постижение мира и счастливое существование в мире.

Магический символизм в искусстве – это метод, позволяющий приблизиться к непостижимому, частица которого дремлет в душе каждого человека. Функция этого метода – перевести человеческую душу через мост, отделяющий материальное от духовного, чтобы душа познала смысл своего земного существования. Функция этого метода – подготовить человеческую душу к счастью и безмятежности.

Магический символизм в искусстве – это работник практической морали. Задача этого работника – воспитание этического отношения к психологическому и биологическому окружению, задача этого работника – помочь человеческой душе очиститься от скверны. 1974.

• Воспроизведение символа как акт возвращения:

Два генетических ряда сопутствуют человеку: биологический и духовный. Теория хромосом – это теория биологического ряда. Теория символов – это теория духовного пути от Адама и райского сада до наших дней. Символ – это стержень духовного человеческого бытия, корень всех событий и созданий человека. Точка, круг, треугольник, квадрат – так начинался идеологический мир. Простейшие геометрические понятия – Абсолютная мысль Бога – дали человечеству направление и смысл развития. Геометрическая чистота подразумевала чистоту этическую. Круг, треугольник, квадрат, шестиконечная звезда – это абсолютная справедливость, абсолютный духовный баланс, закодированная программа сверхчеловека. Это абсолютное знание.

Вместе с грехом и изгнанием из Рая – явился Орнамент, чтобы скрыть в себе и спасти для человечества абсолютное знание первых дней. Орнамент – это спаситель и конденсатор человеческого духа, вечный спутник человечества. Орнамент не мог заменить собой Рая, но помог человечеству сохранить духовное тепло. В дальнейшем свободное развитие Орнамента привело человечество к высотам конструктивной архитектуры, но оно же погрузило человеческое сознание в ядовитую атмосферу иллюзионизма и реализма.

Обращение к Орнаменту приближает человека к его детским начальным дням земного существования, но и приближает также к расшифровке абсолютных знаков сверхчеловечества. Это одновременное движение внутрь и вне. Внутрь – к истокам, к детству, к примитивному, первоначальному. Вне – к чистому магическому Божественному знанию – языку Абсолюта. Внутрь – к своей смутной, но чистой детской земной душе, вне – к частице Бога, обитающей в нас. Это возвращение к первоначальным элементам, Земле и Духу, из которых был создан Адам. Поиск и воспроизведение символа – есть движение вдоль духовного генетического рада человека, то есть акт возвращения к Богу. 1974.

• Освобождение от страха и высокомерия – путь к очищению и возвышению души человека.

Изображение простых, ясных, чистых по цвету форм, форм, примитивных по характеру, – это погружение в детство человечества, это возможность видеть мир безгрешными и светлыми глазами. Не взглядом дикаря или ребенка, но взглядом абсолютной чистосердечности зрелого мыслящего человека. Чистосердечность – это способность принимать мир без эгоизма, без искажений, без мудрствования во имя престижа. Чистосердечность – есть противоядие страху и жестокости. 1974.

• Круг, треугольник, квадрат – нет точнее этих понятий, нет ничего абстрактнее. Конструктивная функция этих знаков в визуальном мире – установление покоя, баланса, аналитической ясности. Эти Божественные фигуры очищают клетки мозга, наполняют их воспоминанием о Нем, подготавливают человека к акту мышления: точного и интуитивного, то есть к акту творчества. Эти фигуры, в любом их виде, пронизывают человека ощущением мистической структуры мира. Они – язык, которым Бог говорит с нами. 1974.

• Мысль, как истина, недоступна человеку, ибо она функция Бога; мысль – гипотеза, это высшая степень логического постижения мира, доступная человечеству. Гипотеза – это слово должно открывать все теоретические книги, созданные на земле.

Жизнью можно пожертвовать только за другую жизнь, но не за гипотезу, не за тень истины. 1974.

• Принципы магического символизма требуют движения от настоящего к прошлому, ибо абсолютно понятое прошлое – есть будущее. Абсолютно понятое прошлое – есть осознание символических абстракций, заповеданных Абсолютным. Но надо учесть, что лишь знание Бога – есть знание. Знание же человека – есть процесс движения к знанию. 1975.

• Пространственно-реалистическое построение (театральное) – является воспоминанием о подлинном времени и таит в себе опасность изнурительного движения в замкнутом кругу. Пространственное построение этого типа ведет к нарциссизму.

Пространственно-абстрактное построение (магический символизм) – есть построение, не встречающееся в реальной жизни, оно плод иррационального движения души. В этом построении плоскость может существовать в нескольких психологических аспектах одновременно – и это есть важный прорыв в сторону многовекторной логики Абсолюта. Пространственно-абстрактное построение полностью уничтожает всякий прозаический смысл формы и учит человека читать этот мир по чистой азбуке форм, очищенных от бытовой психологии, этнографии, истории, форм, имеющих тенденцию вырваться во вневременное состояние. 1975.

• Плоскость, покрытая золотом или серебром, – есть ничто, в пространственном смысле. Это ничто, нигде, никогда. Реалистическое изображение не допускает употребления золота или серебра, ибо реальность и ничто несовместимы.

Абсолют – есть недостижимость, но человек в состоянии идти к нему. Ничто – есть понятие, не только непостижимое для человека, но и не существует дорог для приближения к нему. Золото и серебро – есть символы Ничего, то есть такого понятия, которое может воспринять только Бог. Золото и серебро – это символы состояния мира до сотворения мира. 1975.

• Произведение искусства – есть материализованное время, выраженное в пространственных построениях. 1975.

• Подлинный анализ картины включает в себя следующие элементы анализа:

1. Рисунок (соответствие прототипу, характер линии).

2. Колорит (антиколоризм, аколоризм) (логическая, психологическая, физиологическая оправданность цвета).

3. Перспектива (прямая, обратная, воздушная).

4. Тема (или литературный сюжет).

5. Изобразительный сюжет (изобразительное явление, которому соподчинены остальные).

6. Композиция (цветовая, линеарная, пятновая) (вертикали, горизонтали, треугольники, круги).

7. Динамика (статика) (цвет, форма, линия).

8. Симметрия (асимметрия).

9. Геометрия.

10. Фактура (поверхность, материал).

11. Присутствие перед произведением (рельеф, связь со средой).

12. Размер (по отношению к фигуре человека).

13. Внешний вид (материалы, рама, стена).

14. Общая экспозиция (интерьер, экстерьер).

15. Время.

1975.

• Как Бог создал мир из хаоса, так художник обращает плоскость в сгусток энергии. Формы, построенные из линий, пятен и цвета, образуют энергетическое пространство.

Энергия, создаваемая произведением искусства, есть единственный вид энергии, созданный человеком. Человеческое творчество – есть доказательство того, что душа является интегральной частью Бога. Человек создан по образу и подобию Божьему, и творчество есть продолжение Бога в человеке. Создание человеком энергетически напряженного пространства приводит его к преодолению времени, то есть к одному из высших состояний человеческого духа. 1976.

• Магический символизм говорит о сущности изображаемого, абстрагирует форму вещи, создавая таким образом знаковую систему, читаемую внутренним духовным взором. 1976.

• То, что в современном творчестве называют плюрализмом, на самом деле есть наступление Леванта на творческую активность.

Левант в идеологии – это отрицание волевого движения, стремление к слиянию с существующими уже художественными движениями, даже ценой отказа от собственного прошлого и будущего. У отсталых и менее интеллигентных – это подражание западному авангарду 100-летней давности, у более культурных – подчинение западным движениям последних 15 лет. 1976.

• Произведение подлинное заставляет человека жить сейчас, энергетически образованное, оно служит стимулятором духовных способностей человека и приносит чувство полноты и счастья. Таков магический характер чистых абстрагированных форм, организующих пространство.

Произведение, пользующееся визуальной иллюзией, то есть иллюзией глубины (в литературе – историчность), вызывает в человеке чувство воспоминания и является лишь катализатором, который провоцирует процесс, но не участвует в нем. Таким образом, мы наблюдаем грубую психологическую ошибку, зритель живет самим собой, своими прошлыми впечатлениями, предполагая, что получил их от произведения искусства. В итоге этого психологического самоудовлетворения зритель не только теряет для себя часть этого прекрасного мира, но и снижает активность своей духовной деятельности. 1976.

• Пространство – есть некое объективное качество материи. Глубина – есть прозаически осмысленное во времени пространство, используемое для конкретных нужд бытия человека. Глубина – есть логически определенное пространство.

Прямая перспектива является той системой координат, которая позволяет нам утилизировать пространство. Таким образом, мы обуздываем знание во имя создания среды, необходимой нашему телесному существованию. Но этой необходимости нет в процессе чистого мышления, каким является создание или созерцание произведения искусства. Прямая перспектива, являясь сама по себе (как и логика) орудием чистым, тем не менее ограничивает наш духовный взор. Система координат, подходящая для телесного передвижения, сковывает нашу мысль на путях к Богу в нашей собственной душе. 1976.

• Китайское искусство – есть высшее достижение реализма.

Китайская картина – это утонченное состояние души, зафиксированное и передаваемое зрительными формами. Западное искусство пришло к этим высотам в абстрактном импрессионизме. Такой тип искусства чрезвычайно изыскан, индивидуалистичен, рассчитан на развитую личность, способную к сложным переживаниям. Такой тип искусства воспитывает человека в духе созерцательства и пассивности. Не случайно китайская цивилизация, не уступающая европейской в интеллекте, оказалась порабощенной политически. 1977.

• Создание произведения искусства – есть акт жертвоприношения, ибо материализация свободного движения духа – коим является создание произведения – есть акт ввержения бессмертности в смертное состояние.

Мысль, обращенная произведением искусства, несет в себе смерть как свою интегральную часть, но смерть во имя соприкосновения с Вечным.

Художник – есть священнослужитель, а рисующий всуе – есть худший осквернитель чистоты. 1977.

• Картина → шрифт → белая плоскость – это путь Отказа, это путь освобождения и возвышения, путь Постижения, путь Приобщения.

Белый лист → шрифт → картина – это путь родового воспоминания, путь осознания мира методом высвобождения энергии, путь очищения души. 1977.

• Энергетически-организованный хаос (белый лист или воздушная глубина, обращенные в пространство) – это поле, где силы архангела Михаила преодолевают силы Ангела смерти перед лицом Бога. 1977.

• Греческая трагедия научила Европу быть душевно-раздвоенной, научила страдать по выдуманным поводам, научила душевной инертности, научила мелочному копанию в собственном эгоизме, научила ходульности и литературности. Современная Европа получила эти греческие болезни через Шекспира. 1977.

• Этнография, история и народная психология еврейской нации носит множественный характер. Но еврейская нация едина в своей абстрактной духовной устремленности, в своих экзистенциальных концепциях и в своей судьбе. Создатели еврейского искусства не могут игнорировать этот факт. Интерес еврейского художника к проблемам этнографическим, историческим, психологическим приводит к духовной ассимиляции. Новое еврейское искусство, если оно желает быть национальным, должно базироваться на формах, отвлеченных от истории и психологии, ибо  только такие формы позволяют мыслить тотальными категориями еврейского духа. 1977.

• У подлинного художника на первом месте: его дети, его близкие, его народ; на втором – его искусство; на третьем – он сам. 1977.

• Из всех искусств изобразительное является самым тонким инструментом для измерения настроений, идеологии и душевного направления общества. Изобразительное искусство наименее консервативно из всех искусств, и реакция его мгновенна. Надо только уметь анализировать форму, надо только научиться расшифровывать идеологические тенденции художественных направлений. 1977.

• В магическом символизме борьба с линейной перспективой ведется путем ее игнорирования, борьба с воздушной перспективой заключается в том, что она употребляется в контексте иррациональном или абстрактном. Однако идеальное творение – полностью игнорирует оба вида перспективы.

Магический символизм – враг иллюзии. 1977.

• Магический символизм изображает то, что невидимо в жизни, то, что непредставляемо человеческим воображением ни во сне, ни в кошмаре, ни в сознательном мысленном акте. Магический символизм создает зрительные прецеденты и новые реалии. 1977.

• А.С. Пушкин в свое время, бедное литературной мыслью, был поэтом выдающимся, но на фоне русской литературы 20-го века обнаруживается вся бледность и пошлость или, мягче сказать, слабость большинства пушкинских произведений, их временная ценность. Нравственное лицо Пушкина было также сомнительным, он принадлежал определенному классу и разделял все предрассудки этого класса. Он был сторонником цензуры, крепостничества и многолетней солдатчины, он был сторонником русского колониализма. При том, будучи человеком восприимчивым, Пушкин легко поддавался влиянию различных идей, в том числе и радикальных, но это влияние не выходило за рамки светской фронды.

Пушкин не национальный поэт, он поэт дворянский. Пушкин – это один из самых больших русских мифов. 1977.

• Человек создан по образу и подобию Божьему, но все богословы рассуждают так, как будто Бог создан по образу и подобию человека. 1977

• Магический сиволизм является системой, позволяющей интуитивное постижение мира путем визуальных запечатлений. Объект, отвечающий стандартам магического символизма, является визуально-статической формулой, интерпретация и постижение которой есть интерпретация и постижение мира. Созерцание магико-символистического объекта вводит зрителя в круг каббалистических представлений, в область религиозно-мистических переживаний души, приводящих к мудрости и любви, то есть к счастью. Каббалистическое Слово обращено к посвященным. Магический символизм использует форму как уникальную возможность обратиться с мистическим учением к широким кругам общества без профанации этого учения. 1977.• Произведение искусства – есть организованная материя, доведенная до состояния чистой энергии. Воспринимая энергию, мы воспринимаем чистую тайну Сотворения мира во всей ее непознаваемости. Осознание таких свойств материи, как пространство и время, – есть дорога, направленная к Богу.

Мнимая трехмерность произведения искусства – ведет к мнимой жизни, к мнимой любви, к мнимой мудрости. Рукой создателя первой зрительной иллюзии в искусстве водил Сатана.

Зрительная иллюзия – есть орудие Сатаны. 1977.

Что такое Сатана.

Сатана – есть состояние человеческой души. Такое ее состояние, когда в ней отсутствует любовь и место любви занимает эгоизм. Это приводит человеческую душу к полному одиночеству, к оторванности от родовой души, то есть к состоянию зримости смерти и состоянию страха перед смертью. Сатана – есть состояние человеческой души, ведущее к боли, страху и отчаянию.

Сатана поселяется в каждой человеческой душе, и тот из нас, кто побеждает его, – называется праведником.

Праведник узнается по любви, которую он излучает. 1977.

• Есть два способа узнать, что материя есть энергия. Способ аналитический – взгляд внутрь молекулы, внутрь атома и далее. И способ интуитивный – моделирование пространства и времени на плоскости или в воздушной глубине. 1977.

• Произведение искусства как подобие вещи или как рассказ о событии – есть забава слабоумных.

Подлинное произведение искусства – есть событие, совершающееся во времени и в пространстве. Подлинное произведение искусства – есть энергия. 1977.

• Страх перед Ангелом смерти прямо пропорционален душевному хаосу и эгоизму человека.

Наш страх перед Ангелом смерти – есть сам Ангел смерти. 1977.

• Велимир Хлебников – первый подлинный гений русской литературы. Велимир Хлебников – первый подлинно славянский национальный русский поэт. В лице Велимира Хлебникова и футуризма Россия впервые освободилась от западных влияний и от азиатчины. Футуризм очистил русскую культуру от шовинизма, от комплекса национальной убогости, от восточного рабства, футуризм вывел Россию, как равную среди равных, на всемирную духовную сцену. 1977.

• Задача искусства – погрузить человека в атмосферу сверхпознаваемого, но не в сентиментальности прошедшего личного опыта.

Задача искусства – привести человека не к его личным воспоминаниям, но к воспоминаниям родовым. 1977.

• Тот, кто любит всех, – не любит никого, тот, кто ненавидит всех, – ненавидит самого себя. 1978.

• За каждым действием человека, в том числе за каждым произведением искусства или литературы, стоит Примитивная Мысль, указывающая Направление или Цель. Анализ следует начинать с выявления этой Цели. Во многих случаях определение Цели есть не что иное, как логический конец анализа. Стиль есть одежда мысли, он важен как способ убеждения, но не является существенным в областях познавательных. 1978.

• Рим дал Европе государственность, Эллада – красоту и интеллигентность, иудеи дали Европе Душу. Иудаизм, пусть даже искаженный, искалеченный и опрощенный в христианстве, – явился зерном, из которого на земле Европы выросла европейская цивилизация. Искаженность иудаизма в христианстве не случайна; Европе было бы просто не под силу усвоить стопроцентный концентрат иудейской духовности, ибо чистый иудаизм не терпит компромиссов, он растворяет в себе без следа искусство, литературу, законы и логику. Иудаизм – есть религия сверхчеловечества, оплодотворяющая и одухотворяющая нашу цивилизацию, но находящаяся всегда вне рамок доступности; среди евреев подлинный иудаизм также доступен немногим.

Христианство воздвигло европейскую цивилизацию, но христианство же ведет ее к духовной деградации, так как оно является только осколком подлинной полной религии. Оздоровление цивилизации в медленном поэтапном возвращении к материнской религии, к иудаизму.

Историческая функция Израиля сегодня – синтезирование достижений европейской цивилизации в иудаизме. 1978

• Символ – есть самое честное и чистое обозначение явлений мира, ибо символ не претендует на подмену, не конкурирует с природой, не является иллюзией, не подражает формам, уже созданным однажды. Символ не развлекает человека воспоминаниями о пережитом, но возвращает его духовный взор к вечной тайне Сотворения мира, то есть тайне творчества. 1978.

• Доброта – ум – красота: земные качества Бога.

Доброта человека – есть рука Бога на земле, умный человек – есть слава Бога на земле, красота – есть тень Бога на земле. Человек, обладающий этими тремя качествами, – праведник.

Пренебрегающий красотой – пренебрегает своей душой. Глупость равна богохульству. Злой – пожирает самого себя. 1979.

• Смысл нашей жизни в ней самой. Дьявол гонит нас и подчиняет наше существование призрачному завтрашнему счастью. Страсть к завтрашнему счастью  изгнала нас из Рая. Но Рай вокруг нас и в нас. В чистом воздухе, в свисте птиц, в солнечном свете, в любви. Мы пропускаем золотые мгновения нашего земного существования, не подозревая, что пропускаем соучастие в Божественном ритме Абсолютной мысли. Жизнь – есть творческий процесс. Творчество позволяет нам приблизиться к тайнам непостижимого, прикоснуться к внепространственному миру. Жизнь не есть жертва во имя иной жизни. Жизнь – есть Рай, который ежесекундно просит себя расшифровать. Жизнь – есть дыхание Бога на земле. 1979.

• Какому бодренькому идиоту пришла в голову мысль, что по изгнании раба из человеческой души его место займет оптимизм и самоуверенность? Оптимизм – есть свойство того же раба, самоуверенность – есть свойство рабовладельца.

Те, кто изгонял из нового израильского человека печаль (называя ее свойством изгнанничества), те изгоняли из израильского общества душу. Печаль – есть душевное качество, которое свидетельствует о высоком духовном развитии, печаль – одно из великих свойств еврейского народа. Печаль еще никому не мешала мыслить, писать божественные стихи или быть бесстрашным воином и строителем. Печаль – есть признак любви. Печаль – есть признак полной интеллектуально-духовной жизни. Печаль открывает ворота Рая на земле. 1979.

• Пошлость – вот позорная болезнь, ежесекундно разъедающая силы человека и общества. Она начинается с малого – с плохих стихов, с некрасивой одежды, с инерции быта и, обнаглевшая, оправдывает убийство и насилие. 1979.

• Эгоизм – это не любовь к самому себе. Эгоизм – это оптическая ошибка, при которой человек думает, что может достичь счастья без помощи ближних. 1979.

• Еврейская вера в единого и абсолютного Бога отдает человеку весь существующий мир в безраздельное и свободное пользование. Вера в Абсолют – есть система жизни свободного человека. Еврейский Бог во всем, и, следовательно, Он недостижим; еврейский Бог во всем, и, следовательно, Он в нас. Еврейский бог отдал этот мир человеку, и единственная плата, которую Он ежесекундно требует от человека, – быть подобным Богу, то есть – быть свободным.

Раб временной идеи (которая всегда есть языческий божок) сам себе произносит суд и сам себя ввергает в страдание. Коммунизм или нацизм — есть отчаянные усилия раба остаться рабом, вернуться к удобному собачьему языческому богу, который хоть и пожирает человеческие жертвы, но зато достаточно близок, чтоб поручить ему любое действие, требующее усилия воли или ее свободы. Отвергающий Абсолютного Бога кончает тем, что на плечах его вырастает собачья морда. 1979.

• Люди думают, что беды общества начинаются с экономического неравенства. Эта наивная точка зрения привела ко многим еще большим несчастьям. Равенство возможностей – вот закон свободного общества, но это равенство не делает всех одного роста.

Червь, подтачивающий основы цивилизации, – жажда наживы, жажда богатства, которые одинаково характерны для всех слоев и классов. Публика стремится к деньгам, смутно представляя себе свое будущее миллионеров. И в ежедневной погоне за наживой человек пропускает свою жизнь сквозь пальцы, как воду в пустыне. Большинство людей видят в деньгах панацею от всех своих бед. И для большинства людей деньги закрывают последний выход на свободу. Только люди большого ума, большого таланта, больших амбиций в состоянии преодолеть нечеловеческую тяжесть богатства, все остальные оказываются раздавленными, и память о них быстро стирается в умах. 1979.

• Тела наши и действия принадлежат семье, обществу, народу – в этом их смысл и жертвенность, без которой человечество не может продолжать свое земное существование. Но в мире мыслей, в мире интеллекта – все наоборот. Общие всем понятия, представления, мировоззрения, привычки, теории – все, все приносится в жертву свободному, бескорыстному полету интеллектуального воображения. Подлинно свободный человек – есть индивидуум, вышедший за рамки конвенционального стандартизированного ограничительного мышления, вышедший из-под магнетического влияния всеобщих верований. Свободный человек – есть создатель новых общественных интеллектуальных стереотипов. Свободный человек – есть Исаак в обществе и Авраам в вере. Исаак и Авраам – есть не что иное, как символ одного лица, высокоразвитого и свободного индивидуума. 1979.

• Отличительное свойство развитого общества – есть высокая степень восприимчивости и понимания чужих культур. Но восприимчивость эта далека от механической, а понимание не есть подчинение. Таким образом, даже примитивные культуры осмысливаются и усваиваются цивилизованным обществом, в то время как для самого примитивного общества встреча с чужой культурой всегда есть конфликт или катастрофа.

Секрет жизнеспособности средиземноморской цивилизации в ее синтетичности, в ее мощном универсальном теле, спаянном духовной культурой иудаизма. 1979.

• Вдохновения не существует, а то, что люди называют вдохновением, – это просто хорошее настроение, душевное равновесие, чувство уверенности, желание добра. Художники и поэты – постройте свой быт на чистосердечии и любви, и творчество само прольется на вас легким и щедрым источником. 1979.

• Подлинность искусства определяется не историей, а судьбой.

Есть искусство Ренессанса, созданное великими виртуозами, но родились от него жабы и змеи пошлости, банальности и лживости, родилась от него подлая эстетика маленького сытого и самодовольного человека.

Духовное искусство, умирая, не вырождается, но бесследно уходит в фольклор, как вода в песок. 1979.

• Буква есть функциональный элемент языка, но она же есть код нашего бытия. Мы с детства умеем читать слова, но мало кому доступно прочтение Буквы. Как души человеческие скрыты друг от друга в оболочке тела, так Буква – душа языка – скрыта от нас в оболочке слова. 1979.

• Ценность произведения искусства в том, что оно излучает энергию, которая усиливает духовный ритм человека. Учащение духовного ритма приводит к тому, что человек живет большим количеством жизни в тот же самый, отпущенный ему судьбой, промежуток времени.

Иллюзорные элементы в воспроизведении экранируют на зрителя ретроактивные психологические состояния, которые оглушают и ослепляют, мешают зрителю получить максимальное энергетическое количество, излучаемое организованным пространством.

Иллюзия в искусстве сокращает жизнь человека, в этом она родственна картежной игре. 1979.

• Иллюзорное предметное рисование говорит нам о том, что жива еще в человеке инстинктивная вера в магическую силу рисунка. Обладая реалистическим изображением, обыватель как бы распространяет свою власть на море и цветы, на женщин, на горы, на дома и на машины. (Недаром дикари боятся, когда их рисуют реалистически.) Именно телесного изображения требует человек с психологией мелкого буржуа, ибо цель его – обладание многими предметами, но, не будучи миллиардером, он сублимирует – он приобретает реальные подобия вещей. Реалистическое искусство – есть симптом тяжелой капиталистической паранойи, когда навязчивая погоня за материальным благополучием заслоняет от человека саму прекрасную жизнь. Не случайно реалистическое искусство расцвело вместе с эпохой капитализма. Ренессанс и капитализм – общественные состояния одного порядка.

Изображение из лекарства превратилось в тяжелый наркотик и душит в человеке волю и любовь к миру. 1979.

• Есть только одна группа, одна категория людей, достойная полного уважения, без снисхождения и оправданий, – это интеллигенция. Интеллигенция – цвет человечества, высшая форма человеческого развития, единственный двигатель цивилизации. Полноценность рас и народов определяется количеством воспитанных ими интеллигентов.

Простонародье – есть низший слой общества, лишенный угрызений совести, моральных сомнений и чести по отношению к обществу. 1979.

• Разделение искусства на станковое (самостоятельное) и прикладное – есть реакционный принцип, тормозящий развитие пластических идей.

Искусство едино, монолитно, универсально и подчиняется не цеховому делению, но идеологическому. 1979.

• Качество скромности – вот что отличает подлинного художника от поддельного. У ничтожества скромность направлена на публику, как задница павиана. У художника скромность направлена в глубь его души и не заметна никому, ибо она интегральная часть творческого процесса, а не коммерческий прием. 1980.

• Физическая лень замедляет процесс творчества, но награждает нас не менее важным состоянием созерцательности.

Лень умственная – есть родная сестра бездарности и очень часто принимает личину трудолюбия. Нет страшнее трудолюбивой бездарности, заполняющей мир своими многочисленными ублюдками. 1980.



Ваш отзыв

*

  • Облако меток