Издается в Израиле (Тель-Авив) ● Главный редактор: Ирина Врубель-Голубкина ● E-mail: exprocom@gmail.com

Автор: , 10 Апр 2011

СТИХИ


Александр Бараш



ПОСВЯЩЕНИЕ ИОАННУ МОСХУ

1.


Блаженный Стратигий был пламенный воск
он пасся в лугах и питался травой
одеждой его – была кожа его
и жидкие пряди волос


Ему даже нечего было отдать
грабителям если б такие нашлись –
лишь только потоки безудержных слез
в пустыне по имени плоть


Скончался Стратигий – как стебель зачах
Душа отлетела – пучком из семян
Лев вырыл могилу ему в тростниках
и серны как дети стояли над ним


Но мне говорили – светлее чем луч
все в тех же лугах подвизается он –
и можно услышать стратигиев плач
в анисовых чащах у Лавры Фаран


От келий Хузива поднялся я вверх
и что я увидел – не в силах сказать
Но с этой поры как блистающий снег
с вершины Хермона – я таю в слезах


И плачем своим я готов напоить
и черную сою с злаченым крылом
и зайцев играющих в прятки с орлом
и узких лисиц и скотов на полях


Когда от Моава нисходит рассвет
и я от пещеры спускаюсь к воде –
навстречу блаженный Стратигий бредет
с кувшином из света прижатым к груди


2.


Там где малый бассейн под прохладной скалой
там уступ есть в плюще – это мой аналой
там открыт мне священный мой текст
и гласит он:
Бог – есть


Как под вечер все серны идут по горам
воду пить в мой открытый для жаждущих храм
я сижу над струей водопада – вот здесь
и шепчу им: Бог –
весть


Но когда я в пещере порою ночной
сплю без сна и дрожу словно воздух пустой
то звенит все слышней этот мертвенный плеск:
есть ли нет ли – бог весть
бог весть бог весть
бог весть


3.


Боже сил! Вот опять мне снится что я на кругу арены
в праздничный осенний день в Кейсарии Приморской —
городе родном и горячем как свое молодое тело
(Школа риторов библиотека не хуже александрийской
губы и ягодицы смуглых подростков обоего пола
на песке соленом и сладком в пенном вине прибоя) –


А вокруг меня ярусы зрителей как лепестки розы
белые красные складки – а против меня выходит
борец из верховьев Нила – мохнатый и черный – шмель смерти!
Он тяжел как каменная плита в дверях могильного склепа
навалился и давит к земле – и похоже мне уж не выплыть
из багрового потного ада – мерзее трясин саронских


Вонь у него из пасти – ядовитей дохлой гиены
Лапы мощные как ноги буйвола и цепкие как хвост обезьяны
подбородок сел мне на череп задом гиппопотама
Прощай веселая юность золотые тела и старые книги!
Эфиоп меня мелет как жернов – и я уже вижу: под веки
катится колесница света сквозь череду восходящих арок


Но тут я как раз вспоминаю – есть же Спаситель мира!
И я возношу молитву из-под страшного черного тела
из глубины униженья в слезах и позоре — — —
И – ясность приходит ко мне: противник мой – наважденье
сгусток грязи бесовской со дна моей прошлой жизни
а я должен просто проснуться – и водой иорданской омыться


Солнце встало Шорох трав над рекой Следы птиц и зверей у воды
Я стою на коленях Лицо и ладони в прохладе О отчего же так сладко
мне было стоять на арене и ждать эфиопа?


февраль 1999




Ваш отзыв

*

  • Облако меток