Издается в Израиле (Тель-Авив) ● Главный редактор: Ирина Врубель-Голубкина ● E-mail: exprocom@gmail.com

Автор: , 15 Ноя 2011

КОРОТКАЯ ПРОЗА


Александр Ильянен

Le Quai des Convalescents

Венеция как Невский проспект отвратительна. Но ничто не может быть ее прекрасней

приятно в прохладе вспоминать о венецианском позолоченном зное

бг приняли в У. пока я летал в брюхах белых боингов и аэробусов

клочки воспоминаний

в зеленоватой воде канала плещется рыба, зеленые ставни нашего дома распахнуты

Валери и Филипп спят в большой комнате, где фреска и ящичек с вином, я в маленькой детской (уютной как каюта)

однажды во время утренней прогулки в сторону Fondamente nuove я случайно зашел в морг госпиталя (обязательность темы Tod in Venedig)

утром вас будят крики чаек и катера сборщиков мусора. В такое время я люблю выйти на прогулку. Мои друзья еще спят

мне нравится, например, когда возвращаешься, постоять на горбатом мостике и дождаться, когда Валери откроет ставни и высунет голову с сигаретой. Сказать ей «бонджорне синьора»

еще я люблю зайти в лавочку, где пожилая женщина продаст мне горячий багет. Если она вас не видит, расставляя банки с вареньем, то юная филиппинка тихо ей скажет «синьора» и глазом укажет на вас

в последнее время мне полюбилась эта сторона, когда свернешь налево в сторону Сан-Джованни и госпиталя, с набережной видно кладбище. Парадокс в том, что здесь больше жизни чем в шумном квартале Сан-Марко

ослепленные солнцем глаза не воспринимают ни Тинторетто, ни Тициана, ни Веронезе. (надо закрыть глаза и посидеть в церковной прохладе)

вместо сердца я оставил в последний день часть старой одежды (рубашку, в которой ходил, и белые штаны, широкие как юбка). Вынес с бутылками вниз

штаны те не носил – немножко смешные, колониальные и известной марки. В армии в Севастополе мне выдали на складе как раз такую робу – четвертого или пятого роста

штаны носил – чудесные темно-синие из льна (купленные в Германии) и найденные на даче

сначала мне захотелось по лесенке забраться на верхнюю кровать (и та и другая – мои), но, увидев надгробия дожей – вдоль стен наверху, мне расхотелось лежать как les gisants

если закрыть глаза, когда по Гранд-каналу едешь на вапоретто, то чувство (возник.), что плывешь по Амазонке, где крокодилы, пираньи и щебечут птицы на разных языках (немного в духе таможенника Руссо)

на мосту, когда идешь в сторону Сан-Ализе, прочитал любовные признания (напр. Vittoria! ti amo) и не удержался, написал свое, не поцарапав мрамора, ногтем A-t! ti amo

туристы, пииты (последние)

крайние: туристы, пииты (для тех, кто не любит слово «последний» в очередях)

первый визит по приезде был к госпоже Б. с доктором в ее дом свиданий. Она встречала нас в белой футболке с золотыми Буддой и пагодой

святые: Марина, Лючия и Рок с собакой

когда вышел из дому встретил Наталью с накрашенными губами и двумя сумками снеди (для бг)

вечером за бутылкой вина говорили о горьком и сладком (кислом, м)

переписывая Les regrets

итак, я живу сейчас в Венеции (настоящее в прошлом) французской семьей, т.е. два м плюс одна ж (она содержит нас. Распределение ролей: Филипп с ней спит, я разговариваю

когда Валери распускает волосы, она похожа на заклинательницу змей

до сих пор английские ученые спорят над тем, что важнее для ж: сон или разговор

одно из сильных впечатлений: святые Марина и Лючия. почерневшие тела в стеклянных грОбах. Бело-розовая маска: улыбающееся лицо девушки

некоторым неуютно в Венеции из-за постоянного мементо мори (на каждом шагу). Зомбированным туристам эти знаки незаметны и непонятны. У туристов и преступников и пролетариев нет национальности

мне было иногда вдруг хорошо облокотиться на теплый мрамор моста Риальто и быть завороженным туристским щебетаньем

сильное впечатление: работа Яна Фабра. Пьета. Святая Марина оплакивает пустыми глазницами юношу-денди. Улитки, бабочки, стрекозы на мраморном теле уснувшего утопшего (уставшего)

я полюбил сборщиков мусора в светло-зеленых майках (среди них есть и женского пола, немногие. Встретил одну)

как в фигурном катании – обязательная программа. Сочинение про «венецию»

на пляже в Лидо я люблю повторять строчку «Адриатика зеленая прости»

la splendeur et la misere моей венецианской жизни

из Венеции однажды я совершил эскападу в Болонью, к переводчику и служащему мэрии Паоло Гальвани

Паоло любила и жалела Елена Шварц

в Болонье я видел зеленую мутную речку (как в «тайнах парижа»), падающие башни, бесконечные арки (от солнца)

в Венеции нет машин (на тему «ни замков, ни морей, ни гор). И еще чего-то нет, а чего именно – позабыл

мне нравится взять кусок (транчьо) пиццы и сесть на мосту (и есть на мосту) с французами и англичанами

и еще раз о пользе уехать из Венеции на поезде в сторону Болоньи. Чтобы за окном мелькали виноградники, поля помидор, фруктовые сады с желтеющими грушами. вдали синеют горы и почти сливаются с небом

из «сожалений» – не купил «дневник обольстителя» на итальянском

il diario del seduttore? (перевод как путешествие с севера на юг)

гуляя по улочкам, я встречал изображения св. Антония с мальчиком на руках и мне нравилось, что я живу такой же тихой и непорочной жизнью в Венеции

поездки же на пляж омрачали мое существование. Там на раскаленном песке начинались искушения другого Антония (les tentations de saint Antoine)

то что меня удивило – высоконравственность на пляже – на плавки принято надевать еще и бермуды, или боксеры, или шорты. Хотя некоторые женщины загорают без лифчиков

когда один молодой немец решил переодеться, не ища кустов или простаивая в очереди в кабинки, и обнажился неожиданно – все были в шоке, словно укушенные змеей

туристский зверинец под открытым небом

не съездил в Триест – из «сожалений» (по следам Джойса)

пил кислое вино с пузырьками – как сладкое «буратино» в детстве. Из «сожалений»

когда я с другими многострадальными иовами был выблеван аэробусом – воздушным китом-альбиносом и ступил на «грешную» землю, тихая радость охватила меня, да так «охватила», что я не мог найти выход из «терминала», и когда подал паспорт в окошко таможенника, тот не мог понять чего я хочу. Мне же показалось, что из-за серийных убийц на Ибице или Утойе при выходе проверка паспортов

впервые проф. писателем почувствовал (себя), когда стал жить на деньги своего персонажа

из «сожалений» – не съездил на старое кладбище в Лидо

из «сожалений» – на кладбище не нашел могилы Паунда

однажды я уронил трусы в воду, и они поплыли как огромная орхидея или, точнее, ненюфар (водяная лилия). Валери обезумела и хотела прыгнуть в воду или кричать лодочникам спасать (их). Нам с Филиппом стоило усилий удержать ее от криков и действий, я обратил в шутку случайно упавшие (трусы). Мы пили красноватый шпритц на горбатом мостике

в Венеции жизнь для большинства не настоящая, но стОящая

мне не хотелось жить ненастоящей жизнью, я искал стяжать крупицы подлинной. Я научился, например, зажигать газ зеленой (а позже – белой) зажигалкой

вчера совершил большой марш (от Балтийского вокзала до дома на набережной) во искупление пустых слов. Как Гоголь смотрел на охровые холмы (на закрытые двери ДК Цурюпы)

небо сжалилось надо мной: в кармане только ключи звенели. вначале была мысль пойти на запад, к Новой Голландии, там сделать привал, попросить денег. Потом взял курс на юго-восток, к дому

помогла венецианская школа ходьбы

а в Венеции помогла школа ходьбы в родные «берёзки» (бьорк по-шведски и датски)

помог в длинном марше еще и фильм про Фореста Гампа, фильм про Мао дзе Дуна. И фраза бабушки (Есенина) мол, иди, ягодка, Б-г здоровья даст

на мосту А.Невского я вспомнил, что не Иов плыл во чреве кита, а Иона. лью слезы на строчку про многострадальных иовов, выблеванных из аэробуса. Пусть ее смоет в Обводный канал

бг устроился работать грузчиком на склад у Мельницы на Левом берегу

длинные марши способствуют просветлению, дурь уходит через ноги, и голова освещается лучами, как купол базилики свв. Лючии и Джеремии

«дом-2» это «берёзки» по-русски. «трава у дома» (прозвище А.Донских). Гладиолусы, георгины расцвели. Бухнулся в кресло на веранде «наконец-то я дома». «окно на даче» пейзаж Шагала. Звонок госпожи Б. (как прошла съемка). еще нашел грибы в «березках». иль диарио, но не соблазнителя, а Бьорка в «берёзках»

колокола вперемежку со звоном и плеском мусорных катеров

в серой рубашке и сером свитере от Valerie Stefan, как иона с серебристой головой – от плаванья в брюхах воздушных китов (автопортрет в августе. Для рифмы пропущено «в льняных брюках)

как серый волк я вышел на детскую площадку – там люди с камерой. Посадили в красное железное сиденье карусели, потом повезли к ДК Цурюпы на Обводный канал (там Циолковский и Кр. Треугольник

нет ни «лейки» ни «смены». из «сожалений». В Верейской улице вдруг заблестел Исаакий. Радуга. Дом Голынко. Депо на Днепропетровской. В Транспортном бывшая мастерская Альбины Сексовой. Дип саунд зарос травой

у московского вокзала муссолиниевская галерея (как в Болонье)

режиссер похож на АБ, только из Одессы, поседевший (из-за Киры Муратовой и Каравайчука). Своего рода Кр. Треугольник обводного Канала: Кира Муратова, любимый учитель и Олег Каравайчук

сидели мы со Звягиным и братом Британишского и плакали

в Венеции есть стеклянный мост

с пьяццола Рома я перешел на тот берег по мосту, не зная, что он новый и стеклянный

мне нравится, например, когда не находится могила. Кажется, что он (Паунд) воскрес на третий день (по расписанию)

воздушным поцелуем я поцеловал родную землю и утешился черничным киселем

в ресторане «карусель», куда я взошел словно облизанный балтийским котом, был утешен дымом беседы (и видом) финских подростков. Как Ходжа Н

ресторан «карусель» это стеклянная ротонда, похожая на венецианскую церковь, которую (построил бы) А. Аалто

Валери, Филипп и я, вполне счастливая по-венецианским меркам фр. семья

из «сожалений» – не оказался в постели с Ольгой и Манфредом в те баснословные года. Манфред, сын адвоката, венецианец, похожий на херувима (летающего быка)

моим домом тогда был роман «Театральная площадь».

«Саша, ложитесь с нами», – сказала Оленька, когда я оказался в ситуации выбора между большой и маленькой комнатами (как птицы Пазолини)

Любовь к чистым деньгам. на сиреневых фунтах были нарисованы какие-то таинственные цифры. Девушка сказала, что деньги должны быть чистые. Как в Амстердаме за стеклом

я рад, что сохранил пятьдесят фунтов. Чувствую себя англичанином, тем более что есть англ. кепка

отметил обмен в чайной ложке. Где за кассой был юноша в очках (как в Таиланде)

касания взглядом и пальцами, когда передается мелочь (продажная любовь украдкой в чайной ложке)

люди, звери, книги. И цветы зла, и солнечный свет. И мозаика св. Марка. Мусор на набережной, пока потоки туристов где то спят в ледниках «чистого разума». Потом разно­цветной грязью с радостью хлынут (сюда)

автопортрет артиста в Венеции в виде Блюма, сидящего на белом – вокруг как праздник флота развешены разноцветные трусы, носки и майки (Филиппа и Валери)

спилил вчера березку

обмыл обмен (обман). На память оставил пятьдесят фунтов (билет на самолет с серебристым крылом)

гулял вдоль Невы после Лавры. Там купил монастырского хлеба (аккузатив или частичный артикль, кого что) и съел его в Рабфаковских переулках у родни. по слову поэта «а он ее (хлеб) со всеми разделил»

новый роман «ДДП». Души доверчивой признанье

мне нравилось ходить вдоль пляжа по кромке моря

вдоль Невы как вдоль Лагуны гулял, где Оспедале и Сан-Джованни

если бы преподавал немецкий, заставил бы студентов читать «смерть в Венеции»

смерть в Венеции отсрочила приступы сенной лихорадки (от)

Сенная лихорадка в лихорадочном сознании ассоциируется с Сенной площадью (сено –
и там, и там). Сено это сумасшедшие травы (фильм), всякие лютики, клевер и полынь

сенная площадь это подворотня, где студент нашел топор и услышал разговор сестры Алены Ивановны

Алена Ивановна оказалась совсем позабытой

умерла без покаяния (как Лермонтов на дуэли)

а студент наш дожил до святости (раскаяние, каторга, любовь Сони)

видел сегодня сонного студента (накурившегося травы), дремал у пятерочки на корточках. Смотри, сказал бы поэт, сестра твоя родная

в церкви Успения (на Васильевском, где как в Венеции на набережной неизлечимых) со стены на меня посмотрел прекрасный Дамиан бессребреник (как Игорь Бо)

двурукий массажист

не поехал на кладбище. Запас Венеции еще не исчерпал. Что она значит для меня, еще предстоит понять

НП: и руки, и уста как у Шивы

ваши плашки им. Анри Мишо (с НП). Весьма польщен

время идти пить кефир фруктовый

кефир фр. я приготовляю сам – из ягод «березки»

пора идти на встречу с переводчиком Мисимы в порядок слов. (пора, ягодка, пора)

c горы южного Кладбища видно, как садятся и взлетают самолеты, такой же вид – с набережной в городе В.

posle poriadka slov порядок вещей. Так вот. В порядке вещей пили вино на лужайке у дома кино (болгарское для теплоты нашей ночи)

в «порядке слов» выступал переводчик Юкио Мисимы Александр Белых

позабыл спросить у него японское слово, означающее милую потертость, очаровательную ветхость (как в В.)

пили вино, смеялись с милыми друзьями и плели узорные венки (узорные венки это разговоры). В прохладе ночной у дома кино, поставив пластм. стаканчики на гранит постамента. Рядом кр. буквами светилась надпись «мама рома»

Зюзель Вульф подарил мне книжку

Юрий Борисович пригласил на профессорскую лирику

вторая остановка случилась у князя Никиты

разговоры с утренней звездой по имени СХ

наш товарищ и друг Кирилл Савицкий жив, хотя недавно умер

как сказать для утренней звезды «эстетика утраты» (по японски)

эстетика утраты по-японски

переводчик Мисимы и ангел-телохранитель Роман в гостях в моем доме-романе

госпожа Б. сварила бульон, послушала Сибелиуса и уехала

бывший голубчик, а ныне студент, уехал в Мартышкино из моего романа

Кирилл Савицкий уехал

уехал, но вошел в роман

переводчик Паоло Гальвани улетит скоро на Сицилию

переводчики: Мисимы, Паоло Гальвани

госпожа Б. посетила маменькину комнату, где среди иконок и икон, картинок императоров и фотографий и календаря Меплторпа жил мой студент невозможного возраста

смерть в Венеции заглушила мою сенную лихорадку

японская тема вновь посетила мою жизнь, и это совпало с отъездом б. голубчика в Мартышкино

когда-то в Мартышкино снимала на берегу залива дачу госпожа Б.

два дня подряд госпоже Б. снился любимый учитель (с тонзурой католического монаха) и еще ей приснился летающий трамвай

и «свинцовой свежести полынь» (чернобыль, absinthe) от которой я как Пруст задыхаюсь

Никита П. похож на юного римского легионера

переводчик Мисимы и его два ангела-телохранителя. Один из ангелов удивительно похож на молодого Мисиму (еще с головой)

один из «нездешних вечеров» (князь Никита с новым Ильёй)

я как японская мать любил бывшего голубчика, любовью требовательной, строгой. Он жил у меня в чистоте и тревоге

нет, скорее как японская сестра любил бывшего голубчика невозможного возраста. Любовью чистой, строгой

на след. день после пати у дома кино я пригласил переводчика Мисимы с телохранителем на чашку кофе в дом на набережной

из-за того, что плывут корабли, летом моя квартира похожа на каюту, а зимой на келью на острове

одна из книг, запомнившихся мне с детства, – «сумасшедший корабль» О.Форш

перерыл весь дом в поисках «исповеди», заболел, зато нашел Кавабату (Schneeland/ausgewalte Prosa)

Ясунари Кавабату я читал на немецком, не зная японского

телохранитель переводчика М. фотографировал в моем дворе играющих кошек

теперь у меня два переводчика: собственный (господин П.Г.) и Мисимы (не считая других)

госпожа Б., приехавшая от Новой Голландии варить бульон, раскрыв рот слушала мои рассказы про переводчика М. и его телохранителя

разве не трогательный факт, что студент невозможного возраста не знает Мисимы, а госпожа Б. давно знает и любит (запись в духе Сей Сенагон)

госпожа Б. очень любит ножи и холодное оружие

если на госпожу Б. надеть самурайские доспехи, она будет похожа на японскую кавалер-девицу Дурову или (японскую) Жанну д’Арк

князь Никита М. узнал, что гей по японски это искусство

гей-ся это человек искусства сначала (артист, романист, танцор), а потом уже гейша

в заключение кофейной церемонии я попросил разрешения переводчика М. (с телохранителем) прочитать стих Рембо без перевода

le gue (accent aigu) брод gay gue (веселый брод). Стелле Хохловой посв.

госпожа Б. спит на корейском мече

всю ночь читал я твой завет. И как от обморока ожил (не помню кто). Удивительное совпадение: только стоило вспомнить Кавабату? и тут же «дневник гейши» (Марат Бургхардт). Чуть не плакал читая. С красными глазами (от полыни)

в «дневнике гейши» (это фильм по новелле Кавабаты. Возможно, оригинальное название рассказа отличается. Надо будет посмотреть). Так вот, в новелле гейша узнает о неизлечимой болезни (лучевой) и начинает вести дневник

и встречает свою последнюю любовь

стал как госпожа Б. лукавым. Написал, что не помню. Тут же начнут писать, что Пастернак. Как будто я не помню

стал еще и сентиментальным, по ночам не сплю, хожу, думаю о полыни, о звезде по имени п. (в «идиоте» есть пассаж, где Лебедев толкует место из писаний о полыни)

о полыни впервые услышал от подполковника из института физкультуры, потом от Ели. Так полынь вошла в мою жизнь. Это и абсент (картина), и фильм «полное затмение». Везде – полынь. И мой роман

«звезда по имени полынь» или просто полынь (в кавычках. «Полынь»). Прошу совета

веселый брод, веселый сброд (из упражнений по переводу. В соавторстве с ВалерИ мечтаю написать. И уже пишу)

идя на профессорскую лирику промочил ноги и из жалости к себе воображал себя царем, спасавшим рыбаков в заливе

Barthes, Flaubert о глупости (передача по фр. Культуре)

ангел сказал мне «иди и смотри» (когда я впал в отчаяние, промочив ноги и не хотел идти на профессорскую лирику). «Я покажу тебе профессоров. И ты увидишь, к чему ты по своему неразумению стремился»

(Зубова, Зайцева, Орлицкий)

Орлицкий, став профессором, подобрел и поумнел и впал немного в детство (в хорошем смысле) и пишет детские стихи про смерть

и еще ангел велел мне сказать про профессорскую глупость слова утешения. Пр. Зубова высказала намек на то, что с профессорством заканчивается всякое безумие (сослалась на Пушкина)

я сослался тогда на Барта и Флобера, которые считали, что и они глупые (хотя и профессора), и что умный это глупец, который осознал когда то глубину собственной глупости и стремится исчерпать ее (бездонный колодец)

пример глупости: профессор, который считает себя умным

исполнив завещанное (сказав слова, вложенные ангелом в мои уста) и съев таблетку от аллергии, я шел навеселе домой и встретил милых юных левых

одного из них я когда-то предупреждал о профессорстве. Он сказал, что живет теперь на Колокольной улице. Я сказал, так пригласи меня на чашку чая. Он сказал «приходите»

пыль от цветов и от книг. А я цветок в пыли (название индийского фильма). Красной нитью

из Зубовой запомнил «с коровьей грацией»

ходил больной (то есть глупый). Болезнь вопрос культуры, утверждает доктор (старший), промок под ливнем, но в английской кепке и шелковом платке фр.

«не представляю как можно быть мужчиной сорока лет» (отец Ш.) красной нитью для моего коврика

Алёна Ивановна после смерти испытывает влечение к студентам

незабываемая встреча с переводчиком Мисимы и его телохранителем

бывший голубчик уже просится назад, пожив в Мартышкино два дня. Я как японская мать сказал ему, дай мне отдохнуть от тебя, наберись ума-разума на чужой стороне

открытие в духе «алхимика» Коэльо. Оказывается с родительских времен у меня была соковыжималка (даже две. Одну отвез на дачу, выжимать сок из ягод). А я ездил во Францию за ней

век живи, век учись. И помрешь дураком-профессором

(как у Киры Муратовой) встреча с б. голубчиком.

читал всю ночь Марата Бу

старуха-процентщица это женщина 50-ти с лишним лет (во время Д. умирали в 45-50 лет в среднем). Сегодня она любит ездить на пароме из Ялты в Турцию и снимает там бедных студентов

я сказал ей «душа моя, сходи-ка в пятёрочку за яблоками, лимонами и апельсинами. Пряниками, глаз. сырками». И душа пошла

Тьеполо мог бы проиллюстрировать сцену убийства Алёны Ивановны. И сестры ее Елизаветы (заодно). В образе студента Р. явился ангел смерти

Tiepolo and the Pictorial Intelligence

буду снова Марата Бу читать

роман «полынь» похож на фильм Хичкока «птицы»

в Венеции я видел стеклодува, с помощником, они сидели оба в стеклянной будке. И дули разноцветное стекло. из тонкой трубочки

таков и ты, п. (подумал я)

они похожи были на деву юную, которую я видел в Амстердаме. тоже за стеклом

«ты – стеклодув, а кто же я». Не знаю, по совести сказать, но очень хочется узнать

подожди, подожди. я еще не готов

я всегда имею себя, когда про колодцы (АБ)

чухонские: заря и масло

у швейцарского писателя Марата Б. неожиданно было встретить стихотворение Кушнера. После Вальсера никого из швейцарцев не читал с таким удовольствием, с красными глазами

Полынь и полынья (сродни той бездне, о которой предупреждал Флобер)

«поднимется один. Другой опустится» из стихотворения Кушнера про мальчиков (подглядел у Марата Букхарда)

как будто в детстве читаю «яму» Куприна при тусклом свете лампы

хотел быть продолжением мамы. Но увы болезнь. везде везде проклятый У(глич) и набережные неизлечимых. И излечЁнных толпы

хотя. Еще не вечер, а только утро воскресенья (это значит, если к утру завтр. дня наступит улучшение и если, конечно, проснусь так рано, то уеду в финскую Корелу, о которой Лесков писал, что етс etc

а пока проснулся, выпил венецианского кофе, съел два сырка творожных  рифма –

осторожно. незримая), немного свежевыжатого сока апфельсинового. С лимоном

и Il diario Марата Букхарда читаю

две новых волны: одна – профессорской лирики, другая – моя собственная в судьбах нового романа

болезни радужный надежный щит

как с пЕчи на полАти с набережной на набережную (с неизлечимых на октябрьскую), лирические эпизоды в эпосе

в болезни радужной надежный щит

наше веселое ремесло. И коромысло

Алена Ивановна вернулась из Венеции и заболела

позвонила с театральной Площади сестра Елизавета, сказала, что приедет (картошки привезет, капусты и творога)

тем больше слов. Чем дальше

повенчанный с Б. Случайно. В Армянской церкви (как Адриатика солёно-голубой)

как в Адриатике зелёно-голубой в Армянской церкви нас повенчали с Б.

как в Андриатике солёно-зелёно-голубой нас повенчали. За стенами Армянской церкви мела метель

б. летом вспоминаю о том венчании. бабьим божьим

четыре женщины. И я на грани нервного срыва

Аня подарила мне бело-розовый, как зефир, шарф на счастье

Финляндия, фрустрация: слова на букву ф

Аня пила вино из вазочки для варенья, похожей на креманку, из которых пьют шампанское. Подозреваю, специально, чтобы я написал о ней

воспел вазочку для варенья. Это моя муза сегодня

читая дневник Марата Букхарда, дойдя до места его знакомства с Педро Альмодоваром в Москве, я уж не мог удержать смеха и решил пойти на кухню попить-поесть чего-нибудь. Такая вот ночная изба-читальня четвертый день

такая вот ночная. Изба-читальня четвертый, нет, уже пятый день

четыре грации вчера на кухне сидели у меня. Не считая Бьорка

у грации одной – борца сумо грация, у грации другой – тигриная. Тигровая. Как лилия она

обо стальных у молчу и бо пи сать недо суг. Надо идти в прачечную – белье постельное сдавать

из упражнений по русскому языку для иностранцев

Людмилка (одна из граций, так называл её Спирихин нежный, женолюб) открыла вчера мне тайну произношения слова la perdrix/x не читается!

из упражнений для иностранцев (посв. Ане А.): переведите на французский. Куропатка и её птенец

Аня А. не утратила своей звериной нежности ко мне, её учителю, подарила через госпожу Б. шарфик. Однажды заставила любовника угощать завтраком в Европейской и там же подарила букет прекрасный роз

Людмилка подарила шампунь французский, гель для душа – в одном железном тюбике, похожем на тюбик с краской. Таков нынче дизайн

как-то опасно мыться таким гелем, вдруг стану снова весёлым как в русских сказсках

иностранцам задания: исправляйте, где найдете ошипки

вчера видел ученика курсанта. Толика Богданова. Шел красивый и молодой, в кр. свитере. Я сначала заметил красивого и молодого. Ба, да это же Богданов Толик, богом данный

как героиня песни Эдит Пиаф, я даже засмотрелся, глядя им вослед на набережной Грибоедова (он был с девушкой. Мой сероглазый принц), забыл даже зачем и куда шел

уже в метро я вспомнил, что шел смотреть на дом на канале, где живет швейцарский писатель М.Б.

в Финляндию не поехал к своему суженому (или нареченному?), с кем мы повенчаны, короче, и на дачу не поехал. По фр. это называется demeurer

какая то новая волна вдохновения накатила. Профессора со своей лирикой (Орлицкий, Зубова и Ольга Седакова), Марат Букхард, четыре грации, Саша, переводчик Мисимы с Романом ангелом-телохранителем

не искать работу, а давать работу другим (из молитвы Бьорка)

куда-то шарф Шарлотты таинственно исчез. Буду носить анин. Бело-розовый и цвета крем-брюле (сегодня на свету заметил), буду носить и Грака шарф мемориальный, с зеленой курткой замшевой

иди-ка, ягодка, отнеси постельное белье. А то прачечная закроется

барабан благодарности (вернусь, крутить буду)

ну я пошёл

из всех пяти нас граций я бы венок из лука отдал госпоже Б. Борца сумо и бегемота грация (у ней)

кто знает толк в грациях, тот не увидит ни сарказма ни издёвки в словах моих

у Бьорка моего грация берёзки

у Людмилки грация египетская, хотя она и рождена, как Аня, в год Лилии тигровой

вернулся из прачечной. Назад возвращался пешком по бетонной дорожке вдоль реки. Видел двух юношей, один из них шел в плавках после купания

две девушки-бурятки в воде плескались, но не голышом, а только ноги окунали и смеялись

Олег Хвостов художник посетит меня с визитом. Надо переодеться в кимоно (в мыслях конечно)

снял кимоно (воображаемое), проводив Олега. Мне нравится, что он живёт здесь «на районе», на окраине Весёлого посёлка.

из «ддп»: у Ани мужской ум, но женский орган. При этом она делает вид, что это её не смущает

однажды мы спали с ней. Как б. с сестрой (уже описывал). Спать с ней хорошо, примерно как с Романом. Она не храпит. И спится тепло, уютно, почти как одному

недостаток: она бедная. Общаться мне было всегда легко с гран-дамами, они дают денег и ничего не просят взамен. Пример – Шарлотта

ну малость разве: написать пару строк, поговорить по телефону (раз-два в полгода)

но и на этот недостаток анин (бедность) легко закрыть глаза (т.е. зажмуриться). Встретились две бедности (воображаемые) как два одиночества. Я люблю Аню и рад, что она вернулась в роман с бутылкой дешевого вина

я не ругаюсь матом, не курю траву и не колюсь. Могу лишь случайно наступить на гвоздь в траве или иголкой уколоться, штопая что-нибудь

последние два дня не пил ни с грациями, ни с Хвостовым красного вина. В Венеции, мол, налакался

но от вина как от вины не зарекаюсь (в нем основа нашей религии. В вине же основа протестантской этики. Ведь я и протестант по крови, хотя и православный христианин по крещению)

вино, вина

когда вы с православными вина не пьёте, то испытываете чувство вины

с католиками то же самое. Когда я в доме Бернара от вина отказывался, или в Венеции не пил (иногда) с Филиппом и ВалерИ

при этом в качестве щита Селина упоминал. Де тот лишь воду пил

Роман Сугробов, Богданов Толик, и далее по памяти весь список кораблей,

увидел в автобусе знакомое лицо, но имя корабля того так и не вспомнил

вспомнил о Барухе Спинозе в его голландском доме, как вы да я, он чистил линзы

что это значит: надо ехать сливы собирать (prunus spinosa)

показывал госпоже Б. фунтики лиловые, красивые фантики. Результат: взяла с меня деньги за капусту, ч. масло с Кузнечного рынка (и курицу)

майор Дидык говорил: вы сердите гусей

как устроен мир, не могу надивиться: иные любят в нас бедность, чтобы денег дать, другие – наоборот

бедность, богатство, слова на букву б. (из моего учебника для иностранцев)

чай (индийская трава такая) заваривал в чайнике цвета крыла куропатки или тетерева (переведите это на французский)

слова это наша б. (бедность в воображении и реальные дензнаки: лиловые фунтики, зелёные еврики)

большой театр, ростральные колонны иль Ярославль (на тему «но мне милей, читатель. Наши рублики). Не говоря уже о Красноярске (отца Сергия епархия). Дальше позабыл

вариант: но мне милей читатель. И далее перечисление видов отечества: Минусинск (Красноярская епархия), стрелка Васильевского (ростр. колонны с огнем), Ярославль на Волге

однажды, давая деньги безымянному юноше у вокзала, я порвал дензнак в десять руб­лей (педагогические опыты)

лётчики люфтганзы. с ними Бьорк как мальчик Нильс путешествует в Венецию. Из Хельсинки через Франкфурт, обратно через Мюнхен. Дикие гуси бывших финских денег

император Александр недоволен: де наводнил Россию дикими гусями да именами собственными

бабор трибор (из поэтической зауми. Посв. В.З.)

посмотрите, например, на Аню. Она ни жнет ни сеет, но как тигровая лилия она

как будто прожил с ним двадцать лет, а не два года с перерывом

когда-то я любил раздавать дензнаки юношам с вокзала (наш Амстердам). Их имена как лодки для туристов, не то что боевые корабли

Людмилка египетская жрица привезла мне гель для душа (фор мен написано на тюбике)

сколько всё-таки дури в нас растет цветет, какой-то химик из Базеля придумывает новые колёса. Лучше бы придумал, как дверь новую поставить

заумь, антилитература: да, Виталий

антилитературе нужны антигерои (нашего времени). Алена Ивановна нужна, Аня, Бьорк, Марат Букхард, художник Хвостов

веселые: вдовы, юноши

выцветший ситец

лен темно-синих штанов моих выцвел под венецианским солнцем

Паоло пишет нам письма из Сицилии

мыльные: почта и опера

лучше: письма с Сицилии (вопрос в духе Елизаветы Петровны нашей: Сицилия это остров или полуостров)

вчера сделал доброе дело. В прачечную отнес белье

теперь в починку надо башмаки отнести. Истоптались по мостовым Нанта, Кёльна, Дюссельдорфа и берегу Атлантического океана

у Ели осенняя хандра, даже маленькие тыковки не радуют ее

вместо пижамы Еля дала мне футболку Гарри Зуха

Гарри Зух похож на госпожу Б. Не в обиду тому и той будет сказано

однажды с Гарри встретились мы в бане тематической. Он чуть дар речи не потерял

ради правды следует сказать, что баня та давно уже не в теме

ненавижу, например, когда госпожа Б. начинает примерять мою одежду. Хоть отца Сергия вызывай из красноярской епархии, чтобы очистил шарф бело-розовый с крем-брюле

Аня, правда, подарила этот шарф госпоже, но та увидела, как загорелись мои глаза, и оставила его мне, примерила его (я сначала в сердцах хотел его выбросить, закопать в землю, сжечь

но потом решил поставить крестики, как на ложку староверы ставили, и попросить отца Сергия прочитать молитву

«с крестиками ложки, где в резьбе заклятия живут» (Клюев, любимый Колей-куколкой) и мной, конечно, очень любимый

художник Хвостов лежал на платформе «воздушки» в крови

вчера художник Хвостов зашел в мой антироман

сорок лет лежала под видом кремосбивалки соковыжималка в шкафу, пока наконец я не открыл ее (в духе Паоло Коэльо)

в Венеции я видел presse-fruits из хрусталя

бывшему голубчику сказал, чтоб был поласковей с госпожой Б., если хочет сделать карьеру

начало исповеди: мне… три года, крестили меня в Спасо-Преображенском соборе, поскольку сильно плакал

мои любимые священники: отец Сергий и о. Иоанн Охлобыстин, мои земные отцы. Первый раз причащался я в храме св. Мартина в Кёльне белым рейнским вином

у человека есть задний и передний ум, левый и правый борты. То есть человек, как корабль, имеет нос, корму, правый и левый борта. Болт, хвост имеет человек (из упражнения для иностранцев)

на остановке (собрался провентилировать легкие и съездить за город) заметил, что ботинки-лодочки прохудились. Я обрадовался, честно, сказать, что не надо ехать

два добрых дела: белье сдал в стирку и зимние ботинки починил. «но кто творил добро, летит вниз головой в их омут царственный». продолжение сами знаете

я вспоминаю: в лунном сиянии Вс. Некрасов

«литература это неустаревающая новость» Э. Паунд. От себя я добавил бы «литература это здоровье» (Жиль Делёз)

чай превосходный купил, выходя с самолета (в дьюти-фри)

прав был доктор, запретив вести жж



Ваш отзыв

*

  • Облако меток