ПОЭЗИЯ ПЛЮС

Алексей Григорьев Я МОГУ ГОВОРИТЬ к началу В окрестностях журчащей средь камней
Неведомой картографу речушки
Я небо обнаружил в ржавой кружке
И гривенник, чернеющий на дне. Напрасно местный дурень мне пенял,
Что речка совершенно обмелела…
Не слушая, я думал: нету дела
Живущим до живущего меня. Мне верилось, что прошлое мое,
Свой след на всем оставило тут присно,
Но в зеркале знакомый детский призрак
Теперь меня совсем не узнает. И бестолку взывать к нему: «Айда
на велике кататься по аллее!» –
Он скоро в одночасье повзрослеет
И зеркало покинет навсегда. у бабки У бабки в комнате воняет керосином,
И коромысло черное – в дугу,
И в тесной спаленке огромная картина –
Охотники бухают на лугу.
Да дедовское фото в синей раме –
Он был усат, и умер где-то с год,
И в комнате с напольными часами
Есть два окна, и оба в огород.
По дому этим летом ходит мальчик
И, скуки откровенно не тая,
Гоняет мух газетой. Дни все жарче,
А мальчик, понимаете ли, я.
Охотники бухают, лето длится,
Все постижимо детскому уму –
Все очень беспонтовое. Но снится.
А почему, никак я не пойму. снится А если что из детства мне и снится –
В восьмидесятом призрачном году
Январская студеная водица
И корка апельсинная на льду.
И снимся мы под звездной круговертью –
Под этим вечным неводом в дугу –
Соплячество, потерянное смертью
Из виду на замерзшем берегу.
Мы там стоим – у речки, в хрупком мире,
Где вечер снегом выпавшим согрет –
Колян, еще не севший на четыре,
Серега, не замерзший в декабре.
Там снег летит бессмысленно пушистый,
А я отсюда силюсь воспринять
Вкус корочки… Нет – послевкусьчно ускользает от меня. короткие сны Дядя Володя жив – носит из леса грузди.
Бабка моя жива. Кот – это так, не в счет.
А под ногами вдруг желудь созревший хрустнет –
Не утащить в стихи – нету стихов еще.
В этих непрочных снах если что есть, так осень:
Желтый соседский клен, серые облака…
Бабкин сосед умрет через неполных восемь
В желтом грибном лесу – я не запомню, как.
Странно: был целый мир, яркий, живой, надежный,
И обратился в сны: в едкий осенний дым,
Запах сырой травы, груздь на короткой ножке,
Желудь, что захрустит под каблуком моим.

Comments

No comments yet. Why don’t you start the discussion?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*