Издается в Израиле (Тель-Авив) ● Главный редактор: Ирина Врубель-Голубкина ● E-mail: exprocom@gmail.com

Автор: , 22 Ноя 2012

ТЕНДЕНЦИИ


Йоэль Регев

Совпадение, генезис невозможного, прокрастинация

1.    Материалистическая диалектика совпадений ставит перед собой задачу концептуализации вопроса о соединении несоединимого, без его облачения в какие бы то ни было вторичные по отношению к нему одеяния, без какой бы то ни было его территориализации (неизбежно сопровождавших до сих пор даже самые радикальные попытки постановки этого вопроса). Соединение несоединимого, удерживание вместе разделенного, сохраняющего его в качестве разделенного, должно сделаться объектом мысли как таковое, в непосредственной и прямой форме. Именно подобного рода непосредственное мышление соединения несоединенного как наиболее первичной реальности и осуществляется главным постулатом материалистической диалектики совпадения – постулатом о том, что единственной субстанцией является совпадение.

2.    Если основной вопрос философии – это вопрос об удержании вместе разъединенного, а подобное удержание является первичной основой всякой реальности, наиболее реальным во всяком реальном, тем, что существует само по себе и служит основанием для всего прочего существующего, то главным предметом спекулятивной интервенции должен стать вопрос о том, каким образом может осуществляться соединение несоединимого. Подобное соединение требует, во-первых, того, чтобы несоединимое оставалось разделенным, а, во-вторых, того, чтобы, несмотря на его разъединенность и не теряя ее, оно все же было бы и соединено. Таким образом, речь идет об одновременном сохранении максимума соединенности и максимума разъединенности. Мы можем ясно и отчетливо различить два возможных способа подобного рода сохранения: минимум разъединенности или же минимум соединенности. Именно эти два атрибута и являются наиболее первичными свойствами субстанции, мыслящейся как соединение несоединенного, или как совпадение.

3.    Поскольку в обоих случаях речь идет о некотором минимуме и о некотором максимуме, атрибуты субстанции реально разворачиваются в виде динамических комплексов вхождения/выхождения и смыкания/размыкания. Минимум разъединенности или минимум соединенности в своей конкретной форме представляют собой предельные точки, вокруг которых сбалансированы эти образы-движения и которые могут быть даны лишь в этом балансировании: точки максимально внешней внутренности или максимально внутренней внешности, или точки минимального проникновения и максимального прилегания.

4.    Субстанция как совпадение представляет собой, таким образом, совпадение двух совпадений. Удержание вместе несоединимого – это прежде всего удержание вместе двух несовместимых способов удержания вместе несоединимого, двух динамических комплексов минимального проникновения и максимального прилегания. Именно они являются первичными атрибутами субстанции как совпадения: она и есть не что иное, как соединение этих двух несоединимых атрибутов.

5.    Эта двойственность субстанции как удерживания вместе минимального проникновения и максимального прилегания является истоком того изначального конфликта, который лежит в основании генезиса невозможного. Совмещение минимального проникновения и максимального прилегания – это совмещение несовместимого; будучи совпадением, то есть субстанцией, каждый из атрибутов претендует на всю тотальность субстанциального, и, соответственно, исключает второй атрибут в качестве невозможного. Эта несовместимость минимального соприкосновения и максимального прилегания в качестве двух атрибутов субстанции является началом для всякой невозможности. Борьба между минимальным проникновением и максимальным прилеганием – исток всякой борьбы, отец всех вещей и всех миров.

6.    Каждый из атрибутов является невозможным для другого. Победа одного из атрибутов над другим, захват им всей тотальности субстанциального требует в качестве своего необходимого условия блокирования и вытеснения противоположного атрибута как невозможного. Однако подобная победа трансформирует не только вытесняемый, но и вытесняющий атрибут: блокированный атрибут существовал и до своего вытеснения; однако блокированный-атрибут-в-качестве-невозможного – результат этого вытеснения. Невозможное является тем новым, что продуцируется победой блокирующего атрибута; сам блокирующий атрибут превращается в результате этой победы в производящий невозможное, а блокированный атрибут становится невозможным как продуктом. Таким образом, отношения производства фундированы в изначальной несовместимости атрибутов, без того, чтобы сама эта изначальная несовместимость была бы производством чего бы то ни было.

7.    Прояснение генезиса невозможного и производства – главный итог теории соединения как таковой. Подобного рода теория является общей стратегией размыкания замкнутого, позволяющей избавить коинсидентальное от стихийного коллапса в невозможное и возвращающей ему отчужденную у него реальность. Однако помимо стратегии необходима также и тактика, позволяющая определить, каковы шаги, которые следует предпринять в той или иной конкретной ситуации. Основой такого прикладного использования материалистической диалектики совпадений является феномеханическое расщепление, делающее возможным коинсидентальную этику и коинсидентальную политику.

8.    Основой коинсидентальной этики является максима, предписывающая предпринимать все действия, способствующие освобождению совпадений от власти невозможного в каждой данной ситуации; именно подобное освобождение и превращение империалистической войны между различными видами невозможного в гражданскую войну между невозможным и совпадением и есть единственный этический императив и единственно возможный способ самоприравнивания к субстанциальному. Феномеханическое расщепление, включающее в себя редукцию рассеянности и выявление и концептуализацию внеситуационных аттракторов является главным оружием в подобной освободительной борьбе.

9.    Редукция рассеянности – необходимая первоначальная стадия феномеханического освобождения. Именно она делает возможным избавление от власти двух основных форм невозможного-для-ситуации, или невыносимого: боли и удовольствия. Рассеянность принимает боль и удовольствие в расчет, но расшатывает их диктат, подготавливая момент неожиданного сбоя или отклонения, когда движение, начавшееся как движение бегства от боли или стремления к удовольствию, оказывается ведущим совсем в иную сторону, подпадая под притяжение совпадения в собственном и обыденном смысле этого слова: связи без связи, «силы соединения», которая не может быть сведена к тому или иному закономерному единству в рамках данной ситуации, но которая и не может быть отвергнута как «чистая случайность» и отсутствие всякой связи. Именно подобного рода обеспечение доступа к внеситуационному аттрактору, нейтральному по отношению к боли и удовольствию (хотя и делающемуся доступным лишь благодаря их вскрытию изнутри), является главной положительной целью феномеханической редукции. Однако для того, чтобы противостоять внутриситуационной идеологии добра и зла, требующей последовательности, подобного рода следование притяжению внеситуационного аттрактора не должно оставаться в ведении интуиции. Различные точки притяжения могут быть соединены между собой, а линии этого соединения должны быть концептуализированы как контуры линии фронта, позволяющие ответить на вопрос «кто против кого» для каждого ситуационного континуума. Подобный отчет о соотношении и распределении сил делает возможным «изменение мира» – рассмотрение имеющихся в наличии способов трансформации конфликта и отбора среди них наиболее желательных – то есть тех, которые ведут к наибольшей степени адекватности, то есть к наибольшему высвобождения коинсидентального.

10.  Главным вопросом коинсидентальной политики является вопрос о выявлении той группы, которая способна стать движущей силой в наиболее адекватной трансформации определяющего данную ситуацию конфликта. Подобного рода революционной силой для настоящего момента является класс прокрастинаторов. Суть прокрастинации – сопротивление производству невозможного как такового. Прокрастинатор отказывается производить, но он отказывается также и отказываться, он, по сути дела, уже живет в состоянии тотальной рассеянности. Однако он все еще разделяет господствующую идеологию, отождествляющую реальность и производство невозможного, а оттого существует как находящийся вне реальности и отрезанный от нее. Материалистическая диалектика совпадений позволяет прокрастинариату сделаться из класса в себе классом для себя: классом совпадения, противопоставляющим диктату боли невозможного прошлого и диктату удовольствия невозможного нового собирание рассеяния: самоприравнивание к субстанции в рассредоточенной сосредоточенности ее прояснения.



Ваш отзыв

*

  • Облако меток