Издается в Израиле (Тель-Авив) ● Главный редактор: Ирина Врубель-Голубкина ● E-mail: exprocom@gmail.com

Автор: , 29 Окт 2013

СТИХИ


Наиля Ямакова

* * *
Море лижет обочину южного Тель-Авива,
Грохотом мусоровозок в окна врывается день.
В паркетной чешуе просыпается он, счастливый,
И соскальзывает в тень. И день медленно ползет густой тхиной,
Один из сотни летних удушливых дней.
Тысячи фасеточных взглядов из-под хитина –
Мелкое Божье воинство, нет его многочисленней. Рынок около дома. На прилавках – груши, сливы.
Гранаты с голову младенца, инжир.
К морю шагает темный, стройный, смазливый,
Каплет с решеток Яффо горячий бараний жир. Где-то на юге опухоль сектора Газы,
Равнодушное море, солнце уже в зените.
Вечное столкновение карего и голубого глаза,
Ведущее к полной победе карего, извините. Лавки гниют изнутри, в переулках сидят горожане,
Шумят, едят шаварму, чешут яйца и лижут пальцы.
В воздухе висит напряженье и густое жужжанье.
Все мы лишь постояльцы. Бабочка, муха, жук, таракан, пчела, муравей.
Каждый поет осанну, стрекочет, пищит, жужжит.
Прошлое разлагается в пакетах с мусором у дверей.
Воздух дрожит и плавится, и гудит, гудит.

Компот Красимиру Лозанову И вот она опять пришла ко мне:
Берет за голову и голову снимает –
Внутри я вся кроваво-золотая,
Черешневые косточки на дне. Подводим счеты, что же остается?
А знаете, ведь ни-че-го не остается.
Любой прохожий в мой компот плюется.
Размешиваю поварешкой жижу –
И ни-че-го совсем в себе не вижу:
Ни тела, ни имущества, ни лжи.
Ах, да! Я ведь пишу! Попробуй, напиши
Об облаках, о Выборгском районе,
О звездах и о нравственном законе,
Когда Магнитский там один лежит
В огромной бесконечной черной яме,
Попробуй, напиши теперь о маме. Я поварешкой варево мешаю.
И я сама себе сейчас мешаю.
Направо – ад, налево – остальные.
Я добралась до рокового дня, до дна.
Тогда шершавые, родные, золотые,
Они встают стеной вокруг меня.

Пустыня Пустыня внемлет Богу…
М. Лермонтов
…вцепились в горло, повалили, отобрали… Все губы в трещинах, как ссохшаяся глина.
Они подходят, и у каждого – мои глаза.
Один шипит про похороны сына,
Второй кряхтит, что нет пути назад.
А третий уговаривает сладко,
Что я правдивей всех и всех правей.
Четвертый – что исчезну без остатка
И не увижу собственных детей.
Что я переживу тебя, уверен пятый,
Шестой клянется, что наоборот,
Седьмой рассказывает, в чем я виновата,
Восьмой беззвучно разевает рот. Кого люблю? Чего боюсь? Зачем все это?
Лежу в кровати, как под звездами в пустыне.
Я с ними говорила до рассвета –
Нет, не мои у них глаза, а синие, пустые. Я ничего не знаю, только знаю,
Что все это сейчас остановлю.
Жизнь вечная, смешная, золотая,
Жизнь вечная, и я тебя люблю.
Она опять за шиворот берет,
Берет и тащит, крутит и сминает.
Никто сегодня в мире не умрет.
Бывают дни, когда не умирают. …кряхтели, скрежетали, били, гнули,
шипели, бесновались, угрожали,
но утром челюсти и кулаки разжали,
и, перед тем как сгинули, вернули. 2013, Иерусалим



1 отзыв на «СТИХИ»

  1. очень хорошая поэзия

Ваш отзыв

*

  • Облако меток