Издается в Израиле (Тель-Авив) ● Главный редактор: Ирина Врубель-Голубкина ● E-mail: exprocom@gmail.com

Дан Пагис

 

 

 

Бестиарий. И это книга о чудищах и животных

 

Комар*

Комар живет

в левом ухе Тита:

электронное мини-сверло

сверлит вопящего императора, как воск.

Извивы лабиринта внутри не собьют его,

не соблазнят его совершенно.

У него тайная задача: найти

путь прямой и кратчайший

к величайшему сокровищу.

 

Слон

Слон, генерал-ветеран, весь в шрамах,

слоновья кожа, терпеливость:

на столпах его ног целый мир

брюха. Но в том-то

и сила его, что он покоряет себя изнутри:

в нулевой миг,

с любовью, не обусловленной ничем,

он наступает

на шестнадцать удивительно точных ручных часов,

надевает по четыре на каждую ногу

и скользит на них легко, как на коньках

за пределы слоновьей судьбы.

 

Окаменелости 

Живущие вечно животные, окаменелости,

отказываются подчиняться, как никто – бунтари.

Царственная окаменелая археомуха в янтаре

презирает время и дремлет в тысячу глаз

свой полдневный сон на солнце.

Археомоллюск – ухо, отказывающееся слышать.

Археорыба уступила даже себя самое,

оставив на камне лишь отпечаток своего костяка.

Вершина творения среди окаменелостей –

Венера Милосская,

вечное воздержание,

чьи руки – воздух.

 

Кресла 

Самые медленные из животных –

кожаные кресла мягкие, большеухие,

по углам лобби.

Они плодятся

под сенью цветка филодендрона

или тенистого фикуса.

И хоть они рады жить

медленней, чем слоны,

они плывут беспрерывно

к тайному сафари в бесконечность.

 

Шарики

Праздничные шарики опираются друг о друга

среди бумажных змеек,

и принимают кротко

преграду, потолок зала.

Они слушаются любого намека,

усердно подчиняются любому дуновенью.

Но, пусть они даже кротчайшие в мире –

их час не далек.

Внезапно души их расцветают

паническим свистом,

или душа их выходит

одним хлопком.

Потом их резиновые тельца лежат сморщенные

на краях грязных скатертей,

а души блуждают

в среднем мире, где-то на уровне носа.

 

______________________

* Намек на талмудический мидраш о наказании, постигшем императора Тита за осквернение и разрушение иерусалимского Храма: ему в голову вселился комар (в мидраше через нос, а не через ухо) и пожирал его мозг в течение семи лет, пока император не умер. На иврите «комаром Тита» называют навязчивую и неотступную мысль.

 

Перевод Шломо Кроля



Ваш отзыв

*

  • Облако меток