Издается в Израиле (Тель-Авив) ● Главный редактор: Ирина Врубель-Голубкина ● E-mail: exprocom@gmail.com

Автор: , 30 Авг 2020

СТИХИ


Екатерина Захаркив

 

[bangladesh]

 

Диме

 

 

она

 

она похожа на вазу, голубую сосну, тоску, разлетевшуюся на ебаные куски, о которые мы сильно поранились, когда засыпали

большая медведица зализывает наши порезы в ночной поликлинике (вообще у нее были другие планы. обычно в эти часы она зарывает бриллианты в черных подвалах неба. но сейчас – внутренности и льдинки, хлипкие спайки, рыбки слёз – ты можешь на них посмотреть)

(кстати, мне негде спать во всем мире без тебя)

барабан сна все время сбивается с ритма

все, что мелькает, сворачивается в проблески, ножницы, кромсающие темноту, как постылое узкое платье. она больше его не наденет. тело покрыли звонки и вспышки

(они тоже подвергаются замещению, это проект слов)

 

запиши: уцелевших нет. мысли проносятся сквозь. она похожа на усилие типографской краски

 

почему дребезжащая синева? невесомая заводь силков?

(и еще: мне негде плыть во всем мире без тебя)

запиши: мы в раю, мы с детства говорим на этом языке (но на другом читаем и пишем)

запиши: нахуй рай. запиши: достоверность = соответствие миру, в котором находимся

(она говорит: мы находимся в стихотворении)

или в методе?

у палмера было про кафе «метод», но сейчас все кафе закрыты. в каком-то смысле нам повезло (к методу больше нет доступа) (кстати, во всем мире полно стихотворений без тебя, но мне не хочется в них находиться)

хочется чередоваться: вихрь, слюна, бессмысленная абсцисса

биржа знания разорена. лопасти ветра расшвыривают непостижимые листья

 

на острове почти никого, но работает почта. дороги усыпаны апельсинами. в каждую стену вмонтирована мадонна. проезжая мимо, велосипедистка говорит нам «привет»

 

 

[bangladesh]

 

словарь, грязный и теплый, будто песок 

на протяженной пляжной меже языка

наплывающий, как барашки залива, слабое придыхание

крапление в различии каждого знака

«словарь», закованный в крейсирующие в нем

расколотые линзы транскрипции

гвозди, шарики, черепки, металлический мусор (помещенный внутрь

снаряда и прикрепленный сверху)

выплеснутые за пределы нашего разговора

задолго до этих шматков кожи, кровянистых трещин

в которых чужая любовь. чья любовь?

спрятаться в маленькой таблетке – от кого? от [tebya], [bangladesh]?

легкость

ты вообще знаешь, что это

за демон, вообще знаешь, о чем поется в той песне

«иногда перед сном я молюсь

о революции и плачу»

но, блядь, что это значит?

иногда перед сном я плачу

иногда настает толпа чередой со знаменами

весной, осенью, ночью, иногда, когда плачу

это демон лапласа, мысленный эксперимент

рокот хмурых камилл в любой миг

принимающий

скорость и положение каждой частицы

есть и другой – заряд-демон (незапланированный переход в критическое состояние

радиоактивного облучения)

но нет

княжна тамара

он был похож на вечер ясный

на вечер странный и немой

под гривою пшеницы

растущей в золотых развалинах

стен, пола, потолка

кажется, пятиэтажки

кажется, вообще кирпича, штукатурки

 

 

* * *

 

эти дни похожи на лоскутки

истлевшей циновки на фестивале в пустыне блэк-рок, невада

она целуется так, будто мимо проносятся крылья большого мутировавшего журавля

в воздушном галопе бьющего пыль, готового нас унести

под звуки, исследующие собственную эластичность: искаженный

растянутый шепот

кашель, вздох, свист винтов, арфы рингтонов на сухопутных ночных этажах

в пролетах которых вьются близкие вещи, застилающие глаза

 

она целуется в красных песках кызылкум

в эти дни похожие на лоскутки

 

ты целуешься как менеджер по продажам

           коллапсирующих звезд, червоточин:

если у вас заканчивается темнота

где вы покупаете новую? наша субстанция из

           углеродных наноструктур – самая черная из веществ

           она поглощает 99,9 % всех излучений: внешний свет, микро- и радиоволны

пропадают в ее черном-черном провале, в скважине сверхничего

сколько злотых вы готовы отдать за наш вантаблэк?

сколько евро за носорога, ноздрями широкими выдыхающего плотную темноту?

 

сигналы цикад, сотовых вышек схлопываются наконец двухмерностью черноты

сладкий бездонный мрак сонное тело глодает теплым пиаром, синтепоновой глухотой

 

сколько рублей за то, чтобы не отразиться обратно?

под 41-го камуфляжные сетки

осколков прилавки

 

я целуюсь как сотрудник гелиево-водородный

почти незаметно

лазерный дальномер, сверкающий индикатор

в голубых кроссовках оплывая как воск

все ради того, чтобы собрать доказательства, что мы уже не там

где думаем, не на той

планете, не под той

маркой, не в том

конденсате



Ваш отзыв

*

  • Свежие комментарии

  • Популярные статьи

    • Не найдено
  • Облако меток