№59 СТИХИ

 

* * *

тонкая и нежная чертами
как червями
садится в песке
там её кладка –
капельки росы

 

лапки кустарниковы
и цепки
стараются не впитать
а просто прятать от солнца
водяную скорлупу
под которой солнышки
ждут время родиться

 

похоже, что это икра
тонкими глазами
мать изучает:
вся ли она мертва

 

не вся

 

* * *

пуля во мне заговорила
пуля плаксивая, она зудит:
«слушать ссылку из головы робота
тяжко мне»

 

а что я могу поделать

 

долгие поглаживания посланий
из проволочных антенн
к такому приводят
что опухоль, ведущая к трансмировому ютубу
вжирается масляно во всю нервяную сеть
и блокирует обоняние, вместо него
воздвигая ранение
в случайном участке тела
подвисшего вне запаха и вкуса
и потому уязвимого перед видосами и треками
надо ж как-то теперь развлекаться
раз не едой и воздухом

 

пуля не ожидала и жалко её
что пришла в моё тело произнесённым огнём
просто хотела довести до темноты
а теперь увязла в мясе, ловит хиты, дрожит

 

ссылки бросил в звук и волну механический брат
или сестра, тут не угадать
клетки плывут в передачах со всех сторон
он и она желает мне не скучать

 

он и она кокон надели
на всю волокнистую сетку меня
нити перенастроили в струи
вот и бегу теперь туда и сюда
оставаясь прочно на месте

 

но это мне хорошо, сплошное я развлечение
а инородная тень огорчается:
неприятно задевают музыки и картинки
да ещё и зависла в сантиметре от сердца
которое гоняет сигналы то холодно, то горячо

 

иногда они, споткнувшись о пулю, отдают в плечо
и оно полыхает радугой
как самым густым пожаром
так увлекательно в этом лежать
и смешно, что соседка по телу — дура
невкусная и без запаха
почти душа

 

* * *

лёгкие после пересадки
смотрят в себя
и воздух находят объеденным
пожёванным предыдущими лёгкими
ветер обволок их и уволок
в биотишину без зазрения памяти

 

зрительных клеток у лёгких нет
нечем очухаться и прийти в остроту
только слепыми видеть и остаётся
и мягкими быть в облаке красном

 

злое облако думает:
может, выплюнуть их
и от этого страшно лёгким
глотают старательно воздух
чужой и невкусный
нужный насильному миру
танцующему вокруг

 

пока прошлые лёгкие цветут далеко
в обратную сторону
змеятся накопленной землёй
которая всегда во внутреннем воздухе
пела

 

* * *

улица в погоде встречает утюжком
там очень ровным радио проложена продета
любая тяжесть — от ходьбы до слюнной мелкоты
отделена она от всех, кто в поисках укуса
себя за шкирку приподнял и пятками увидел
простую тень, но всю в клыках
как будто чья-то хищность
здесь выпала сухой росой
и дальше мрёт, и движет

 

идти вот в этом всём
не означает быть
а означает жрущей быть волной

 

или совсем ничего не означает
и нет оскаленной походки в мышцах
а вся она давно вокруг
как тяжесть костью дышит
как фыркает цветением вода
когда она совсем поглощена
движением и потому стоит

 

идти вот в этом —
это камень брать
из дна дороги
говорить «приём»
ложиться камнем
топать человеком

 

замеченной с окраинных частот
антеннами упущенной в погоду

 

* * *

после завтрака
я вышла молчать в роботов
поеденных пеплом жилищ человека
закатанных в серую зыбь
марево дна, вспышечная река

 

когда они пришли, эти вспышки
начинались ручейком
волоском ерундовым
ниточкой молний от тела к механике

 

тогда стало ясно, что ломкие блики
воруют работу из микросхем
переносят
её в лабиринты из жаждущих мышц

 

машины теряли прекрасное мясо
быстрых процессов

 

потоком отводным
они уходили
и строили вечную жизнь

 

в других кирпичах
податливых, хлипких
но полных отличного роста

 

так тихо, спокойно и просто
стали полыми наши роботы все
и появилась в них даже природа
лучше наружной —
со сводами и переходами

 

там дышится не вдохом
а циклами:
вот прожил растения
вот отдохнул в формировании океанов
вот растворился в плесени
вот вышел из неё высшим

 

райские кущи, вечно бегущие
внутри разбухших микросхем
где до небес и простираются дальше
дворцы с безумными арками

 

мой завтрак был вечен
как у других человеков
и в следующей вечности я вышла
к свежему мирному воздуху
разумного дохлого железа

 

жизнь его под моей кожей
луна на языке

 

рай расступается высокой травой
ускоренной зрением

 

росой
ослепляющей начисто

Comments

No comments yet. Why don’t you start the discussion?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.