Издается в Израиле (Тель-Авив) ● Главный редактор: Ирина Врубель-Голубкина ● E-mail: exprocom@gmail.com

Автор: , 15 Авг 2017

СТИХИ


 

Лена Рут Юкельсон

 

 

 

* * *

в ладошку голубку засну и то полечу

а то провалюсь в цветастых

трусах на лобное место

погрызу одеяло как все

я как все

допускаю что целого в общем не видно

принимаю на веру лоснящийся кафель

животворную весть

о сырой откровенной бруснике

абсолютный догмат

о шерстинке, комке и зацепке

по заплаканной улице

тянется стеарин, я снаружи

и так же как все

изнутри

 

 

* * *

более или менее глиняная

скажу я вам

но скажу ли я всем

может ли камень окаменеть

так

как фарфоровый член в завитках –

 

насовсем

 

* * *

на гречишном простом пустыре

на клочке объяснимой овсяной земли

где так рано всегда где всегда назревает и не может настать

он стоит прижимая заветную рыбу к себе

укрощая ее какой-то подручной тесьмой

ее рот тусклый и пожилой

ее глаза железные и золотые

как две скользких монеты в руке рыбовщика

говорю –

убедился ли ты в чешуйках хвоста

обмакнул ли кисти в крупную соль

приготовил ли острый короткий нож

когда я раздеваюсь понимаешь ли ты о чем речь

отвечает –

слово не находит бреши в твоем расписании

где же ему протиснуться

когда босиком прошмыгнешь по нужде

или в штанине замешкаешься

да так и уснешь

– да, так и усну

рыба во сне умеет символизировать

занимать разом и лучшие и запасные места

сметь думать об этом

в голос плакать

рыба во сне – другая

родная, ржаная, подкошенная

говорливая

неповторимая

он молчит и слова врастают в него

как упрямые ногти в навечно сжатый кулак

как врастает весна в зазоры в моем расписании

как изнурительный замысел

впивается в просто

так

 

* * *

забываясь в полях безмятежных платьев

во мне ли будешь теряться, в цветущей горчице

в дом приведем зверей

увидим необходимым выучить их считать

только до четырех

и зверя каждого

назовем неужели

 

 

* * *

балки жмутся друг к другу и девки жмутся

жмутся и жмурятся как умеют лишь балки да девки

в белизне сырого рассвета в узорах полуразобранных крыш –

девственное пренебрежение к сопромату

фрагменты посильной правды

 

 

* * *

на датской площади

у черной лодки

к асфальту льнуть

растрескавшейся пяткой

в кармане непрерывно осязая

случайную монетку

так тщательно как будто в этом дело

как будто тут же подойдут и скажут

вот семь железных лодок для тебя

четыре черных речки

и печенье

его ты можешь просто съесть на завтрак

плыви плыви плыви плыви

темнеет

темнеет и какие-то подходят

вскрывают реки тайные во мне

и лодки так неделикатно громыхают

у ближнего на рот налипли крошки

а в дании такой рельеф равнинный

безлесные сообщества и воды

я вижу датской площади теченье

и рук своих скользящие

ладьи

 

 

* * *

внематочное красное неприкаянно

так березы на улице бецалель

так песня на шее

так внешне все хорошо

 

 

* * *

я скажу

– чтоб осилить меня, смотри

как безропотно я боюсь

уникорна с памятного ковра

и скелетов дарёных бус

как орудую я именным топором

как лаю фамильным ртом

ты увидишь, как иногда

я единственно дорога

предельно права до утра

неодолимо слаба

ты скажешь

– милая,

соблюдая анис

тестируя встречи на неизбежность

ты, наверное, так устала

 

 

* * *

балансируя на грани терпимого и невыносимого

в поисках правды

соскоблил алюминиевое покрытие с пластмассовых вилок

и ты был обнажен в окошке, господи

и бурлаки вдоль иордана тянули танк

а помнишь

ехали

кормили мертвых с рук

на площади давидки

налегке

 

 

* * *

я минотавр, претворяющей ниткой слюны

влажной, жадной, десной ощущаю сны

ежеутренне я омываю уста

впоследствии принимаюсь за будничные дела

 

я джалал ад дин ноющего живота и плеча

я лечу верщась и воплощаюсь леча

еженощно я изрыгаю диковинные слова

впоследствии принимаюсь за будничные дела

 

я медуница ордена розового креста

я испачкала только платье пыльцой, а телом чиста

ежеутренне я датирую еженощный страх

впоследствии принимаюсь за будничные дела дела



Ваш отзыв

*

  • Облако меток