Издается в Израиле (Тель-Авив) ● Главный редактор: Ирина Врубель-Голубкина ● E-mail: exprocom@gmail.com

Автор: , 10 Апр 2011

РАЗНОЕ


Михаил Гробман

 

ПЕРВЫЙ ГОД В ИЗРАИЛЕ

1971 год
30 сентября 1971. Чт. Москва. Текстильщики. Шереметьево.
Я, Ирка, Стесин, Игорь Холин и Женька Врубель повезли наши вещи в Шереметьевский  аэропорт и после мытарств и взяток сдали вещи в багаж.
Таможенник вытащил из ящика поэму Холина «Умер земной шар», заглянул,
сказал — ничего не понимаю, — и вложил обратно. А Холин стоит рядом.
Вернулись с триумфом, т. к. удалось отправить все архивы, мы проскользнули незаметно для КГБ.
Вечером заехали попрощаться Михановские, Боря Лавров.
И вот наконец на 4 такси мы выехали на Шереметьево. Посидели, выпили вина, и вот надо идти в таможню и все. Последние объятия, слезы, поцелуи… и по ту сторону перегородки остались Ев. Ар., Стесин, Эдик Штейнберг, Леня и Иннка Ламмы, Юра Куперман, Женька Врубель (с Тамарой), Илька Гринева (с Юрой), Зинаида Зах. Рабинович, Игорь Холин, Лора Волох.
Самолет ИЛ взял курс на Вену. Происходит чудо, мы пересекаем железный занавес.

1 октября. Пт. Самолет. Венский аэропорт. Шенау. Австрия.
Самолет над Европой. Яшка у окна. Златочка в люльке. Пока мы не вышли из советского самолета, нет окончательного ощущения свободы.
Венский аэропорт. Нас и грузинских евреев встречают 2 израильтянина, вид у них самый убогий. Автобус. Замок в Шенау. Нам дали комнату. Знакомство и беседа с Моше Зимратом из Мин. иностр. дел и его женой. Они знают о московских «левых» художниках. Вкусная еда в столовой. Мы всем семейством гуляем по Шенау. Нам выдали 100 шиллингов, и мы зашли в магазин, купили бананы, кока-колу. Гуляли в парке у замка. «Грузины» украли из златкиной коляски шелковую китайскую подушечку.

2 октября. Сб. Шенау. Австрия. Аэропорт Лод. Израиль.
Послал друзьям в Москву ок. 20 открыток — привет со свободы. Гуляли по Шенау, купили кока-колу, бананы, резин. штанишки Златочке. Пили пиво в пивной. Вокруг нас одни грузинск. евреи, один из Риги — Леон.
Вечером сборы на аэродром. Все делается в тайне, т. к. есть угроза террористов. Ночь. Автобусы привезли нас в аэропорт, нас охраняют израильтяне и австрийские жандармы. Израильский самолет. Воздух. Прелестные стюардессы. Остановка в Афинах. Охрана. Ночь. Полет.
Аэропорт Лод. Конец бессонной ночи. Мы в Израиле. Ощущение усталости, опустошения и тревоги. Какой-то рыжий «румын» объясняет «грузинам», как лучше обойти израильские законы, они окружили его с большим интересом.

3 октября. Воскр. Аэропорт Лод. Мевасерет Цион.
Раннее утро. Утомительное оформление документов в аэропорту. Беседа с Арье Кролем из Мин. иностр. дел о России. Выбор местожительства. Нас отвозят в Мевасерет Цион, поселок под Иерусалимом. Жара и плохое настроение. Встреча с Ильей Зильбербергом. 3-комнатная квартира со всеми удобствами. Разговор с Ильей и директором ульпана Арье. Мы с Иркой под руководством Ильи покупаем в магазине продукты. Еда. Новые вкусовые ощущения. Яшка уже играет с детьми Ильи. Знакомство с Юрой, братом И.Зильберберга. Первый сон за Земле Израиля.

4 октября. Пн. Мевасерет Цион. Иерусалим.
Тихая жизнь. Безделье. Сон. Еда. Паста для зубов, которую рекомендовал Илья, во рту Ирки оказалась кремом для загара.
Знакомство с Бобом Магидом и Рут — австралийскими евреями. я показывал свои работы, и Боб захотел купить (первый покупатель в Израиле). С Бобом на его машине (всеми семьями) поехали в Иерусалим и осматривали город. Восток.
Знакомство со сценаристом Эфраимом Севеллой. Вечерняя беседа: Эфраим, Илья Зильберберг, Ларри, оле из Америки, Куперман Илья из Самарканда.

5 октября. Вт. Мевасерет Цион. Тель-Авив.
Ларри отвез меня в Тель-Авив. В музее Хаима Гамзу я не застал, он в Париже.
В Комитете защиты сов. евреев познакомился с председателем Иосефом Янкелевичем (из Риги) и Давидом Приталем. Показал свои работы — они предложили купить одну для Комитета.
Я гулял по Тель-Авиву и купил несколько мелочей. Город красивый, а музей совр. искусства — прекрасен. Много красивых девушек.
Вечер. Ирка с Эллой, женой Ильи Зильберберга. Беседа с Севеллой, он многое видит в мрачных тонах и, может быть, он прав.

6 октября. Ср. Мевасерет Цион.
Мы живем беззаботной и приятной жизнью. Солнце. Чистота. Игры Яшки.

7 октября. Чт. Мевасерет Цион. Иерусалим.
Я бродил по Иерусалиму, получил в банке 375 лир от Сохнута, купил марки на почте, заходил в магазины и облюбовал кое-какие восточные антикв. вещицы, заходил в салон Авраама из Одессы, смотрел цены.
Вернулся домой, заходил к Илье Зильбербергу, к нам заходил Юра Зильберберг.

8 октября. Пт. Мевасерет Цион.
Думаю, за сколько и кому продавать свои работы.
Ирка была в Иерусалиме на евр. шуке и привезла 2 сумки фруктов и пр.
Вечером дети спали, а мы с Иркой были у Вадима и Лены Меникер. Была Люся Мучник. Был проф. Этингер (история русск. евр. после 17-го года) и др. Они слушают песни Окуджавы. Мы влипаем в советский итээровский компот.

9 октября. Сб. Мевасерет Цион.
Сплошные субботы и праздники и закрыты нужные учреждения.
Стало холоднее, сильный ветер, но все равно тепло. Гуляли с Яшкой за поселком, здесь стояли арабы и обстреливали евреев. Горы, камни.
Вадим Меникер привел 2 художниц (из США), но очень тупых.
Была Яна Гурвиц с сестрой и др. людьми, Яна принимает во мне участие.

10 октября. Вскр. Мевасерет Цион. Иерусалим.
Я бродил по Иерусалиму. Прекрасные особняки в богатых кварталах. Сказочный арабский базар в старом городе, это моя вечная мечта, но сейчас я не могу покупать, нет денег.
Праздник завтра, и домой я шел пешком из Иерусалима. Ночь. Горы.
Ирка волновалась. Вечером я был у Боба Магида, у Ильи Зильберберга.

11 октября. Пн. Мевасерет Цион.
Гости: Люся Лучник и Давид Бартов (судья, бывш. работник изр. посольства в Москве).
Дни, полные безделья вынужденного, и я от нечего делать сплю днем.
Вечером дети спали, а мы были у Меникеров.
Читаю «Август 14-го» Солженицына, претензия в стиле.

12 октября. Вт. Мевасерет Цион.
Ирка с «ллой уехала в Иерусалим на арабский шук. Впервые увидев восточный базар, Ирка, как и я, пришла в восхищение.
Круг нашего общения в мерказ клите: Меникеры, Севеллы, Зильберберги, Магиды и др.

13 октября. Ср. Мевасерет Цион. Тель-Авив.
Первый день в ульпане — уроки иврита. Скука.
Весь день с Вадимом Меникером в Тель-Авиве.
1)  В Мин. иностр. дел я беседовал с Цви Офером и Цви Нецером о московских худ. и дал им «записку» о привозе московских художников-авангардистов в Израиль.
2)  В Союзе худ. беседовал, показал работы, получил кредит на 500 лир и купил материалы: краски, кисти и пр.
3)  Познакомился с милым семейством Гильбоа, которые выслали нам «вызов» в Москву, и мы на их адрес выслали тонну своих книг, они не могли понять, откуда такое обрушилось, русск. яз. они не знают. Показал работы, договорились о делах. Книги уже частью пришли мои к ним. Они нас встретили с В. очень тепло, и мы расстались в лучших чувствах. И Моше, и Менуха — писатели.

14 октября. Чт. Мевасерет Цион.
Второй день мы с Иркой в ульпане, а Яшка в д/саду.
Севелла читал мне главу из своей книги; забавно.

15 октября. Пт. Мевасерет Цион. Хулон. Тель-Авив.
Утром — ульпан. На этом третьем уроке я закончил свое обучение.
Вечером — уехал в Хулон к Яне и Яну Гурвиц, дочь их — Алина. Мы все были у Ромы Сиван, на домашнем вернисаже 2 художников: Жака Катмора — кинорежиссера, и Ики Исраэли, местного богемщика, ушедшего в религию. Работы Катмора слабы, а Исраэли — дилетантское говно. Подруга Жака — Анна Тухмайер, ослепительно красива, и ее подруга Дафна Арад тоже очень хороша — высший класс (она подруга Ики). я пил, беседовал, танцевал.
Ночевал у Гурвицев в Хулоне.

16 октября. Сб. Хулон. Тель-Авив.
С Гурвицами и их друзьями на пляже. Чтение журналов «Посев». Алек.
Вечер у Ромы Сиван. Коньяк. Прекрасные Анна и Дафна. Анна говорит по-русски. Ночь у Гурвицев. Гостеприимные хозяева. Жена Алека одевает меня.

17 октября. Вскр. Хулон. Мевасерет Цион.
От Гурвицев Алек отвез меня домой, в Мев. Цион. Легкое похмелье.
Сделал 4 композиции — монотипии: старики, крылатый бык. Златочке 4 месяца.
Севелла рассказывал замысел кино — «Иуда — дитя человеческое».

18 октября. Пн. Мевасерет Цион. Иерусалим.
Директор нашего центра абсорбции — Арье. Вечером я у Жени Хоровиц в первый раз; знакомство с Иегудой Доминицем из Сохнута.
Я с Меникерами у Ицхака Осипова и его милой дочери. Знакомство с Иреной Зюковской (кинокритик).

19 октября. Вт. Мевасерет Цион. Црифин.
Поход за багажом на склады Сохнута. Утомительный день.
Разбор и расклад вещей и книг. Повреждения, пропажи. Яшка счастлив — пришли долгожданные игрушки.

20 октября. Ср. Мевасерет Цион.
Ковер Ев. Ар. положили на пол, кувшин, шкатулка, подсвечники — и дом приобрел жилой вид; и книги, конечно, тоже способствуют.
Беседа с директором Арье — симпатичный, но абсолютно равнодушный.
Приезд милой Жени Хоровиц, я показывал ей работы, при встрече она поцеловала меня. Она познакомила меня с Майклом Элкиным.
Ведь день раскрашивал композиции 17 числа.
Яшенька весь день с детьми и со своими долгожданными игрушками.
Златочка очень радуется, увидев меня, и любит, чтоб я ее носил на руках.

21 октября. Чт. Мевасерет Цион.
Приводил в порядок записи. Разругался с Иркой из-за непорядка в доме.

22 октября. Пт. Мевасерет Цион.
Напечатал монотипией 4 птицы, рыбу, старика с козой.
Гости: Женя Хоровиц с Майклом Элкиным (корреспондент «Ньюсуика»), который взял у нас интервью.

23 октября. Сб. Мевасерет Цион.
Раскрашивал вчерашние монотипии.
Познакомился с жалким Мишей Позиным и неким Ицхаком Альмагором, председателем Общества людей с высшим образованием. «Рога и копыта».
Писал письма. Смотрели чешское кино. Режиссер Иржи Менцель.

24 октября. Вскр. Мевасерет Цион.
Писал письма. Начал большую акварель. Читал историю евреев.

25 октября. Пн. Мевасерет Цион. Иерусалим.
Почти окончил акварель «Отпусти народ мой».
Я, Ирка, Яшка в Иерусалиме: супермаркет, еврейский шук, покупка фруктов.
Гости: Миша Позин с женой и детьми (добрые люди) и Жора Ямпольский — художник
(2 года назад из Молдавии).

26 октября. Вт. Мевасерет Цион.
Нарисовал акварель «В будущем году в Иерусалиме».
Вечером: учитель-волонтер Ицхак Динур из близкого мошава, фермер. Но нам не до изучения иврита.

27 октября. Ср. Мевасерет Цион.
Оценили с Иркой все мои работы — от 100 до 1000 лир.
Дети спят, и мы вечером у Меникеров.
Читаю историю евреев, читаем газету «Русская мысль».
Тайвань изгнан из ООН — очередное предательство «свободного мира».

28 октября. Чт. Мевасерет Цион.
Ирка заболела ангиной.
Нарисовал тушью и акварелью: «День четвертый», «Заветное дерево».

29 октября. Пт. Мевасерет Цион.
Читаю «Историю евреев» проф. Ш.Этингера. В нашей жизни — затишье.

30 октября. Сб. Мевасерет Цион.
Мы с Яшкой ходили на гору,  в «Кастель», 4 года назад в катакомбах и пещерах там сидели арабы и обстреливали евреев. Бетон и камень. Сейчас здесь играют дети. Вокруг и вдали прекрасные холмы Израиля.
Рисую акварель «Эрец-Исраэль».
Приезжал к нам и мы познакомились — Борис Гимельфарб, еврей из Одессы лет ок. 60, бывший доцент экономики, а ныне бухгалтер. Брат его — министр.

31 октября. Вскр. Мевасерет Цион. Тель-Авив.
В Тель-Авивском музее познакомился с Хаимом Гамзу. Он поцеловал меня на прощанье. Завтра он пришлет машину за мной и моими работами. Познакомился также с заместителем Х.Г. Марком Шепсом, с женой Х.Г.
Был в Комитете защиты сов. евреев. Написал для Хеси заметки о работе «Коль Исраэль». Виделся и говорил с Янкелевичем и Д.Приталем. Они купили для Комитета у меня акварель «Пасха. 1970». О сумме не договаривались, они сами пришлют чек. Этот Комитет является одной из тех бессмысленных организаций, которые плодятся вокруг алии и создают видимость какой-то важной работы.

1 ноября. Пн. Мевасерет Цион. Тель-Авив.
Окончил акварель «Земля Израиля».
На машине Тель-Авивского музея перевез свои работы в Т.-А. в музей.
Осматривали с Марком Шепсом (как оказалось — он скульптор) экспозицию музея.
Во французском журнале «Журди дез Ар» статья М.Рагона о моск. худ. и обо мне.
Приехал Хаим Гамзу, осмотрел мои работы, предложил выставку через месяц.
Хаим Гамзу сказал, что я — гость музея, и М.Шепс отвез меня в гостиницу «Бристоль».
Вечером я гулял по городу.

2 ноября. Вт. Тель-Авив. Мевасерет Цион.
Бродил по Тель-Авиву. В книжной лавке купил «Бурятский эпос» с иллюстр. Вас. Беляева.
Виделся с Ромой Сиван (в типографии).
Вернулся домой в М.Ц. Вечером пили чай у Меникеров.

3 ноября. Ср. Мевасерет Цион.
Получили первые письма: от Ев. Ар., от Женьки и записка от Стесина.
Печатаю на машинке свои стихи.

4 ноября. Чт. Мевасерет Цион.
Начал новую акварель.
Я, Ирка, Яшка в Иерусалиме на арабском шуке в Старом городе. Купили Ирке черное платье, расшитое золотом, арабское, ручной работы — 63 лиры, Яшке — брючки — 11.50 лир и мелочи. Златочка была у Лены Меникер.

5 ноября. Пт. Мевасерет Цион.
Закончил акварель «Благословение». Писал письма, печатал свои стихи.

6 ноября. Сб. Мевасерет Цион.
Писал письма, печатал свои стихи.
Заезжал Борис Гимельфарб. Из здешних (в ульпане) мы общаемся в основном с Меникерами, ибо остальные «русские» очень низкого уровня.

7 ноября. Вскр. Мевасерет Цион.
Писал письма, в т. ч. в «Новый журнал» и «Воздушные пути».
Златочка скучная, t° повышена, весь вечер проспала, я ношу ее на руках.
Ирка ездила с Яшкой в Иерусалим и купила ему замшевые ботинки — 10 лир.

8 ноября. Пн. Мевасерет Цион. Иерусалим.
Был у Жени Хоровиц, она меня шокировала тем, что ей нравятся Севеллы.
Был у Позиных, взял подарок — корзинку для Златочки. Несмотря на убогость, Римма и Миша живые и симпатичные люди. Миша играет в кинорежиссера.

9 ноября. Вт. Мевасерет Цион.
Илья Зильберберг сегодня с семьей сбежал в Англию.
Я разбирал свои архивы. Вечером, уложив детей, мы ушли к Меникерам, к ним приехал симпатичный человек, экономист (недавно из Москвы) Алан Крончер.

10 ноября. Ср. Мевасерет Цион.
Разбирал архивы.

11 ноября. Чт. Мевасерет Цион.
Читаю журнал «Грани».
Ирка с Леной были в Иерусалиме, а я сидел с Златочкой, Яшкой, Данькой.
Вечером вчетвером с Меникерами встретили Иркин день рождения. Свечи, ликер, пироги, фрукты.

12 ноября. Пт. Мевасерет Цион. Иерусалим.
Ирке сегодня исполнилось 28 лет.
Я был в банках в Иерусалиме, взял сохнутовские 375 лир и получил 399$.
Бродил по городу и беседовал с маршанами: Сафраем и в галерее «12».
Звонок из Москвы — и мы услышали родные голоса: Ева Ароновна, Стесин, Холин, Иннка и Ленька Ламмы, Лора Волох. Они поздравляли Ирку с днем рождения, толпились, спешили, но главное — мы слышали друг друга.

13 ноября. Сб. Мевасерет Цион. Мевасерет Иерушалаим.
Ходили в гости к тунисским евреям Хаятам, разговаривали на англо-иврите.
Писал письма Маккини Расселу и в Имку-пресс. Обдумывал название своего центра и остановился на таком «Еврейско-русский художественный центр, Иерусалим». Цель: сбор и распространение информации об авангардном искусстве и литературе Русской империи.
У Златочки расстроено пищеварение.

14 ноября. Вскр. Мевасерет Цион. Иерусалим.
Встретился с Довом Сафраем в Иерусалиме, оставил у него 3 листа: 2 по 100, 1 — 150 лир.
В Доме художника встретился с Моше Усоскиным, познакомился с председателем иерусалимского отделения Союза Ионой Махом. Эстер Армон взяла для галереи Дома худ. 4 моих листа. У нее неприятное лицо.
Вечером — с Иркой и Леной Меникер — в новооткрытом кафе-клубе. Кофе, разговоры, Иешуа и Авива из Чили, Арье-директор, телевизор и т. д.

15 ноября. Пн. Мевасерет Цион.
Люди: Меникеры, Гила Перлов, Ицхак Динур и др.
Писал письмо, мелкие дела, заявка на квартиру и кредит в Сохнуте.

16 ноября. Вт. Мевасерет Цион.
Получили письма: от Евы Ароновны, от Рони Тревор, от Анники Луукеелла.
Нарисовал акварелью на пергаменте «Войну» + 3 акварельки.

17 ноября. Ср. Мевасерет Цион.
Получили письма: от Стесина, от Евы Ар., Вероники Африкановны и Леночки Маневичей, Эдика Штейнберга, Лоры Волох.
Познакомился с Михаилом Каликом (новоприбывший), с Михаилом Зандом.
У нас был Цви Эйаль с женой и сыном, чрезвычайно милые люди, я показывал работы.
У нас ночевал парень Саша из Кирьят-Малахи (оле хадаш 5 месяцев) (дурак).

18 ноября. Чт. Мевасерет Цион.
Нарисовал акварелью на пергаменте «Пустыню».
Златочка хорошеет и прелестна. Яшенька нарисовал 2 хорошие акварели.

19 ноября. Пт. Мевасерет Цион.
Письмо от Игоря Холина. Нарисовал акварель на пергаменте «Судьба».
У Вадима Меникера день рождения, я подарил ему свою работу.
Вечер с Иркой у Каликов (он известный советский кинорежиссер, а мы-то их фильмов и не смотрели).

20 ноября. Сб. Мевасерет Цион.
Гости: Леа Бен-Давид (из ВИЦО), Др. Кон с супругой (архитектор) и 2 дамы, Шломо Хайят (почтовый работник) с женой и сыном Эли. Показ работ и беседы.
Нарисовал акварель на пергаменте «Возвращение».

21 ноября. Вскр. Мевасерет Цион. Тель-Авив.
Встреча с Х. Гамзу, разговор о выставке (15.XII — открытие). Представитель худ. Пенсона — Михаил Нойбергер из Риги. Осмотр павильона Рубинштейн. Марк Шепс.
Посетил старушку-скульптора Батью Лишанскую. Сплошной анахронизм. Убогие работы, убогая студийка в полуподвале. Говорить с ней, конечно, не о чем.
Ночевал в квартире Ромы Сиван.

22 ноября. Пн. Тель-Авив. Мевасерет Цион.
Завтрак и беседа с Ромой.
У Моше Гильбоа. Беседа (англо-иврит), поиски каталогов и пр. в моих книгах, обед.
У Марка Шепса в музее, разговор о выставке. Талила Гринберг предлагает мне прочитать лекцию о моск. художниках. Марк передает мне (через г. Беккера от Мадлен Рихтер) «Хроник де л’арт вивант» № 22 (сент. 1971 г.) и «Панорама» 19.XI.1970 г. с моими паблисити и другие материалы.
Я убегаю домой, в Мевасерет — на маршрутном такси.
Дома: Ирка, Яшка, Златочка. Мы укладываем детей, обмениваемся с Иркой новостями и идем в гости: к Каликам, к Меникерам. Деревенская жизнь.

23 ноября. Вт. Мевасерет Цион.
Подготовка материалов для каталога.
Златочка уже сознательно тянет еду в рот. Она немножко простужена.

24 ноября. Ср. Мевасерет Цион. Тель-Авив.
В книжной лавчонке купил «Былину о Микуле Буяновиче» Г.Гребенщикова (в Тель-Авиве). В Т.-А. музее — Др. Гамзу, Марк Шепс, Талила Гринберг.
Мы с Марком у Аарона Беккера (член парламента, бывший секретарь Гистадрута). А.Б. показывал коллекцию картин, рассказывал о своей жизни, спрашивал; пили чай, пригласили А.Б. и его жену на вернисаж, он очень симпатичный человек.
Ночевать я поехал к Марку, у него прелестные дети Офир — 13, Ялон — 10, прелестная жена Эстер. Выпили коньяку, поужинали и смотрели скульптуры и проекты Марка, и я говорил о них. Легли спать в 2 ч. ночи. Марк делает очень интересные вращающиеся скульптуры и проекты искусственной растительной среды.

25 ноября. Чт. Тель-Авив.
Марк в Музей, я — в «Шин-Бет», куда меня вызвали. Беседовал с симпатичным человеком по имени Михаил (ок. 3 г.) о себе, семье, разном.
Я высказал свое мнение Др. Гамзу о бездарном Австрийском. Др. Гамзу, Шепс и я отбирали мои работы для выставки.
Вечер и ночь — у Шепсов. Пили водку, смотрели марки Офира, рисунки Ялона, беседовали о предстоящей выставке, и Марк предсказывает мне высокое положение в израильской художественной иерархии. Эстер — прелесть.

26 ноября. Пт. Тель-Авив.
Утром — я и Марк — в Музей. я составлял каталог своих работ.
Сидел в кафе с Мордехаем и др.
Др. Гамзу сообщил мне, что Австрийского решили не выставлять, т. к. работы очень уж слабые, студенчески-подражательные. Будет моя большая выставка и отдельно работы Б.Пенсона — чтобы помочь ему как заключенному. И два отдельных каталога. Пенсон человек способный, художника пока нет; но он ведь в тюрьме. Итак — все прекрасно. И я уехал домой.
Дома: 2 письма от Ев. Ар., Стесина, Лоры Волох и Женьки, Ирка, ожидающая новостей, и простуженный Яшенька с t° и больной.

27 ноября. Сб. Мевасерет Цион. Иерусалим.
Вечером за нами заехал Цви Эйаль и отвез к себе (Златочка у Меникеров), у него были родственники, художники: Авраам Мандель и Бен-Ор. Я пил «Сливовицу» и был пьян. Цви отвез нас домой.

28 ноября. Вскр. Мевасерет Цион.
Я готовлюсь к поездке в Тель-Авив, Яшка гуляет, Златочка лежит на ковре, Ирка уехала в Иерусалим. Дежурил в клубе. Вечер — у Каликов.

29 ноября. Пн. Мевасерет Цион. Тель-Авив.
Приехал в Тель-Авив в музей. Др. Гамзу, Марк Шепс. Отдал материалы для каталога, посмотрел отобранные для каталога работы, обсудили с Марком оформление работ.
Копался в лавчонке Фишмана и купил одну книжку. Получил в банке заем = 500 лир.
Вечером зашел к прелестной Дафне Арод (ее картины очень слабые). Долго беседовал с Ури Коганом (фотограф и журналист) о проблемах психологии, техники, войны и др.
Ночевал у милой и гостеприимной Ромы Сиван.

30 ноября. Вт. Тель-Авив.
С утра торчал в Музее. Др. Гамзу, Марк Шепс, Талила Гринберг, кафетерий и т. д. Смотрели с Марком залы пав. Рубинштейн.
Бродил по городу. Купил «Хаджи Мурат» в иллюстр. Лансере и стихи Полонского.
Галерея Fabra. Осмотр гравюр. Рувьен Нири — страховое бюро. Город.
Концерт авангардной музыки в Музее Т.-А. (Ицхак Садаи, Цви Авни и др.). Фильмы.
Ицхак, Рома Сиван, я — на дне рождения польского писателя-еврея. Водка, разговоры, знакомства.

1 декабря. Ср. Тель-Авив.
Я ночевал у Ромы Сиван, Ицхак прелестный человек. Утром он отвез меня в Музей.
С Марком Шепсом называли работы Пэнсона для каталога.
Беседовал в Ш.Б. с Михаилом.
Бродил по городу, пообедал и случайно забрел и познакомился с владельцем магазина Яковом Тверским, 5 лет назад он приехал из Ленинграда, он привез с собой все, но футуристические книжки не взял. Я смотрел книги (у него русские книги значительно дороже, чем в иных местах), и мы беседовали.
Вечером ужин у Ромы Сиван и Ицхака, и ночевал я у них.

2 декабря. Чт. Тель-Авив. Мевасерет Цион.
Копался в барахле у Фишмана и купил прозу Виктора Гофмана. Опоздал в «Мисрад Ахуц», не застал Цви Нецера. Купил Яшке игрушку и поехал домой. Ссора с Иркой.

3 декабря. Пт. Мевасерет Цион.
Дневниковые и прочие записи. Получены письма от Ев. Ар. и некоего Шиндлера (Англия).
Вечером у Каликов, у Меникеров.

4 декабря. Сб. Мевасерет Цион.
Опять ссора с Иркой. Писал письма, разбирал архивы.

5 декабря. Вскр. Мевасерет Цион.
Примирение с Иркой. Письма Эд. Штейнбергу и Холину.
Мы с Меникерами — дежурные по клубу.

6 декабря. Пн. Мевасерет Цион.
Ходил на почту и промок под дождем насквозь + ветер + туман. Горы.
Стесин через Лиз Уйвари прислал мне 5 офортов больших Неизвестного + 7 моих литографий + 1 мой офорт. Лед тронулся — великое переселение коллекции началось.
Заходил реформированный раввин (из США) с женой, я показывал работы.
Вечером пили чай у Каликов, говорили с Мишей о начале его работы.
Ночь, невероятный ветер, свист, вой, ливень, молнии. Погасло электричество.
Златочка нежная и трогательная, Яшенька ее очень любит, целует.

7 декабря. Вт. Мевасерет Цион.
Разбираю свои коллекции репродукций и портретов. Дождь, дождь, ливень.
Ирка с Сусанной Калик уехали за мясом и фруктами в Иерусалим.
Яшенька с Осей Каликом играют в холле на ковре. Златочка спит.
Приталь из Комитета защиты сов. евреев прислал мне за «Пасху» — 60 лир, мы с Иркой недоумеваем — что это за крохоборство, но мне впредь наука.
Вечером: у Меникеров, у Каликов (было общество и споры о социализме).

8 декабря. Ср. Мевасерет Цион.
Дождь, дождь, дождь. Мы живем в облаках. Гудит печь — дома тепло.
Яшенька простыл, t°. Ирка учится в ульпане, я разбираю вырезки.
Люди: Илья Куперман, Зильберберги-младшие, Э.Меникер, Ю. и Л.Нудельманы, С.Калик, Гольдшмиты и т. д.
По радио Израиля передали о выставке Гробмана и Пенсона.

9 декабря. Чт. Мевасерет Цион.
Пишу письма, складываю вырезки. У Яшки не опускается t°, его осмотрел Юлий Нудельман, простуда. Вечером был у Нудельманов и беседовали за ликером.

10 декабря. Пт. Мевасерет Цион.
Написал письмо Колину Шиндлеру в Англию, Стесину и Лизе Уйвари.
У Яшки все еще высокая t°. Вечером пили чай у Каликов.

11 декабря. Сб. Мевасерет Цион.
К нам заходят разные люди, я показываю Э.Неизвестного и себя.
Златочка простужена, Яшка еще болеет.

12 декабря. Вскр. Мевасерет Цион. Тель-Авив.
Златочка болеет и плохо спала ночью. Туманным утром уехал я в Тель-Авив.
Встреча с Цви Нецером и Цви Офером в МИДе, разговор о моих планах.
В Музее идет работа над выставкой. Отпечатаны приглашения и программы на декабрь. 30-го — я читаю лекцию. Дал интервью репортеру «Хаарец».
Встреча Хануки у Марка Шепса, с Офиром, Эстер и Ялоном, который зажег свечи, и все пели. Потом Ханука у Рахели Ясиновской (сестра Эстер). Милые люди. Водка. Ужин. Ночевал у Шепсов.

13 декабря. Пн. Тель-Авив.
Утро. Похмелье. С Шепсом в типографии Ариэль. Каталог. Афиша. Над входом павильона Рубинштейн буквы: «Гробман — Пенсон». Расстановка работ для развески (я, Марк, Моше, Эфраим, Туито) и ужин. Вечер и ночь у Шепсов.

14 декабря. Вт. Тель-Авив.
Тель-Авивский музей — это главный музей Израиля, и с него я начинаю здесь свой путь.
Пресс-конференция для журналистов в пав. Рубинштейн (Др. Гамзу, я, Марк, коньяк).
Типография. Печатание каталога. я, Эстер и мальчики у Рахели. Марк приехал поздно, я ночую у Шепсов. По радио на русск. яз. сказали о выставке и что я привез работы Пенсона.

15 декабря. Ср. Тель-Авив.
Утром: Тель-Авивский музей, Марк, Др. Гамзу, ужин с Марком и Офиром, парикмахерская.
Открытие выставки. Интервью для «Голоса Израиля» на русск. яз. на Россию. Выступления Др. Гамзу, министра Натана Пеледа. Президиум. Полные залы людей. Автобус из Мевасерета привез всю нашу тамошнюю публику. Красивая Ирка в арабском платье. Поздравления друзей. Покупатели. Это начало моей жизни в израильском искусстве.
После вернисажа: я, Ирка, Марк, Эстер, Офир, Ялон, Рут — в йеменском ресторане в Яффо (около 190 лир). Ночевали у Марка.

16 декабря. Чт. Тель-Авив.
Утром в Музее: Ирка смотрит Музей, я советуюсь с Др. Гамзу о ценах.
Др. Гамзу выбирает мои работы для Музея.
С Иркой у Др. Хаита (получение 900 лир), с Иркой у четы Мишель.
Ирка в шейруте уехала домой, я ночую у Марка.

17 декабря. Пт. Тель-Авив.
Переговоры с маршаном Розенфельдом, я отказался снизить цены. Познакомился с худ. Гутманом. Обедал с Марком Шепсом в ресторане. Был у Гутмана, смотрел его работы, он был хорошим худ., а теперь говенный.
Приехала Ирка с Яшкой, мы ужинали у Шепсов, потом оставили Яшку, Ялона и Офира и уехали на вечер к Гвили из Сохнута. Там я познакомился с многими хорошими людьми: худ. Авигдором Стемацким, скульптором Довом Фейгиным, композитором Сашей Арговым, пианисткой Кармен Ор, с теткой Збарского Леей Маргалит и др.

18 декабря. Сб. Тель-Авив.
Живем у Шепсов, они очень симпатичные люди, мы с Марком обсуждали возможность создания журнала. Все вместе и мы, и Шепсы были у Рахели Ясиновской, а потом все поехали к Моше и Менухе Гильбоа. Коньяк, фрукты и пр. Яшка зажигал ханукию.

19 декабря. Вскр. Тель-Авив.
С Иркой и Яшкой в Музее. Цви Эйаль в Музее, собирает паблисити.
Потом были у Блатмана, он хочет купить мои работы оптом, всю выставку, но я отказался. Выпили коньяку с фруктами, и Менаше подарил Яшке ханукальные деньги.
Встреча с мадам Антониной Гмуржинской и ее мужем, разговор о будущих делах.
Потом — Яшку оставили с мальчиками и с Эстер поехали в старое Яффо на выставку скульптора Магды Франк, где нашли Шепса, и потом сидели в кафе.

20 декабря. Пн. Тель-Авив.
Мы ночевали у Шепсов, и утром я проводил Ирку и Яшку на шейрут.
Встреча с Макаби, он хочет купить дешевле, но я отказался. Гулял по Т.-А.
Был с Марком в павильоне Рубинштейн, познакомился с скульптором Мати Бааси.
Вечером был с Леей Маргалит на концерте: Бах, Моцарт и др.

21 декабря. Вт. Тель-Авив.
Ночевал у Шепсов. С Марком в типографию и взял там свои репродукции. Бродил по Т.-А. Взял у Эфраима в музее пачку каталогов разных художн. В павильоне Рубинштейн познакомился с Адамом Роговским и получил от него задаток 200 лир, он хочет купить 2 работы. Вечер у Др. Хаита, ужин и беседа.
Вечером с Марком и Эстер смотрели диапозитивы моей лекции и пили коньяк.

22 декабря. Ср. Тель-Авив. Кирон.
Я ночевал у Марка. Утром прошел по Рамат-Гану.
На своей выставке познакомился с американкой, еврейкой Джерри Лайтман, прелестной и юной — 22 года, из Нью-Джерси, живет сейчас в Израиле. Мы гуляли по Тель-Авиву, но была ужасная погода, мокрая; дождь, холод, у Джерри сломался каблук, и нам его прибил сапожник, мы зашли к Иоффе в Art Gallery, зашли к Лее Маргалит, и она накормила нас обедом, и мы расстались с Джерри до вечера.
Встреча с Роговским и получение 1300 лир.
Джерри пришла, но прочитала в каталоге, что я женат и у меня дети, и заявила, что не хочет больше меня видеть. Дождь, дождь, дождь.
Я был у Саши Аргова. Коньяк. Гости: Кармен Ор, Сильницкие и др. Беседа. Сильницкие пригласили меня, и я ночевал у них в Кироне.

23 декабря. Чт. Тель-Авив.
Утро у Сильницких. Франтишек — историк, Лариса — экономист.
Сдал в Сохнуте фамилии Ев. Ар., Женьки Врубеля с Тамарой на вызов в Израиль.
Бродил по Т.-А., у моря. Был на своей выставке. Мадам Полякова была на моей выставке, она сказала, что Сержу Полякову понравились бы мои работы.
Джерри исчезла и не появляется.
Вернисаж в галерее Гордон, знакомство с Сарой Леви, худ. Ури Лифшицем, худ. Мих. Арговым и др. Лифшиц — эклектичный, неоригинальный художник.
Ночевал у Ромы и Ицхака Сиван.

24 декабря. Пт. Тель-Авив.
Разговор с Цви Нецером в «Мисрад Ахуце» о Тедди Колеке и квартире.
Музей. Газеты о выставке. Марк Шепс. Др. Гамзу. Павильон Рубинштейн. Ури Лифшиц с женой. Улицы Т.-А. Море. Улицы. я зашел к М.Блатману.
Вечером: я встретился с прелестной Джерри Лайтман и взял ее на вечер к Авигдору Стемацкому. Были: Талила Гринберг-Миркин со скрипачом, театральный худ. Навон с женой. Беседа. Работы Стемацкого.
Ночевал у Ромы Сиван.

25 декабря. Сб. Тель-Авив.
В 10 утра мы встретились с Джерри Лайтман, и мы гуляли у моря около 5 часов. Был ветреный день и прохладный. Море, каменный мол, волны, пещера в склоне берега, играющие собаки, прибой, ветер, песок и кожура апельсинов: идиллия в стиле Паустовского, но кончилось объяснениями -Джерри не хочет быть со мной, потому что я женат.
Вечером я был у Ромы, ужинал и пил коньяк с ее родственниками, потом спал, читал Солженицына (антисемит) и Окуджаву. Ночевал у Сиван.

26 декабря. Вскр. Тель-Авив.
Почти все израильские газеты пишут о выставке.
Музей, Марк, павильон Рубинштейн, отсутствие Джерри, холодная и мокрая погода.
Вечер — у Др. Хаита. Беседа, коньяк, рыба, фрукты, ликер до 1 ч. ночи. Получил 100 лир.
Я пришел ночевать к Роме, у нее Дафна Арод, музыка. Дафна ходила обнаженная, но это только усугубило то, что я потерял к ней всякий интерес, и более того — это оставило неприятный осадок и по отношению к Роме.

27 декабря. Пн. Тель-Авив.
Утро у Ромы. Дафна. Я зашел в студенческую ночлежку, но Джерри там нет.
Я зашел к Стемацкому, мы вместе пообедали. Авигдор очень симпатичный и милый человек. К нему пришел худ. Купферман, и мы все беседовали.
С Купферманом поехали на мою выставку, там познакомился с директором еврейского центра в Сиэтле, США, Лео Окином. Купферман советует сделать в этом центре выставку — это странно, ведь цель может быть только торговая.
Потом вернисаж Сержа Полякова, в музее Марк, Эстер, Др. Гамзу, м-м Полякова и др.
С вернисажа меня и худ. Давида Мешулама пригласил худ. критик Цви Сас, у Саса мы смотрели коллекцию и немного выпили.
С Мешуламом (на его машине) ездили в Яффо, и он показал мне галереи.
Ночевал я в студенческой ночлежке за 5 лир.

28 декабря. Вт. Тель-Авив.
Из ночлежки пешком в павильон Рубинштейн. Дождь. Из павильона в музей. Марк Шепс; познакомился с худ. Шариром — он пришел в Музей с Довом Сафраем.
Вечером с Марком и Эстер — во франц. посольство, по поводу выставки Сержа Полякова. Коньяка французики не дали. Я пил виски. Много людей. После приема зашли в ресторанчик и посидели там (в Яффо). Марк Шепс, Эстер, мадам Полякова, франц. худож. критик Гастон Диль с женой.
Вернулись к Шепсам и еще с Марком выпили коньяку.

29 декабря. Ср. Тель-Авив.
Джерри мимолетно появилась в павильоне Рубинштейн.
Прогулка по холодному Т.-А. В газетах сообщения о моей лекции.
Вечером был и познакомился с Довом Бегуном (крупный экономист, промышленник), познакомился я с ним через Марка, он друг отца Марка. я рассказывал Дову о России, мы пили коньяк. Ночевал я у Шепсов.

30 декабря. Чт. Тель-Авив.
Бродил по Тель-Авиву. Купил книги: рассказы Зайцева, воспоминания Деникина, Маклакова. Музей. Познакомился с худ. из Хайфы Иошуа Гроссбардом. Познакомился с худ. критиком Мириам Таль, смотрели выставку Полякова. Поужинали с М.Таль и Марком Шепсом в кафе.
Ирка приехала еще днем, и они с Эстер ходили покупать Ирке вещи. Ирка приехала на лекцию в новых брюках и кофточке.
Читал лекцию о московских авангардных художниках, показал 30 диапозитивов. Читал на русском, Мириам Таль переводила. Было около 60 человек. Марк говорил вступительное слово. Джерри тоже была и сидела в сторонке.

31 декабря. Пт. Тель-Авив.
Ночевали мы с Иркой, конечно, у Шепсов. Утром я проводил Ирку на шейрут (предварительно мы ходили на шук), и она уехала в Мевасерет Цион.
Я встретился с Джерри, и мы окончательно расстались.
Я зашел к худ. Нафтали Безему, он дал мне 500 лир в счет «Дерева рыбака», которое он хочет иметь. Мы выпили коньяку и беседовали.
С Марком и Эстер были у неких франц. евреев, хозяйка — Аува Лео. Было много людей, но среди женщин мне никто не понравился. Я выпил много коньяку, но вел себя, кажется, пристойно. Был Мих. Аргов (художник), Сара Леви, две девушки пели с гитарами, Саша-композитор пел американские поп-песни и т. д. Познакомился с актрисой Наоми Бахар.
Ночевал у Шепсов.

1972 год
1 января 1972. Сб. Тель-Авив.
Похмелье. Больше 6 часов бродил по городу, покинув Шепсов. Гулял у моря. Познакомился с Ури Элиазом на его выставке, очень незначительной. Был на своей выставке. Там была Сара Леви с хозяином вчерашнего вечера Гвили и некто Арон Богдановский. С Гвили и Ароном мы были потом в кафе, и Гвили отвез меня домой в Рамат-Ган к Шепсам.

2 января. Вскр. Тель-Авив. Афека.
Утром с Марком Шепсом в музей, собрал все свои каталоги, газеты, афиши, фото, книги и пр. Встретился с г. Алроем, он хочет купить дешевле, я не хочу.
Беседовали в кафе с Габриэлем Лаубе.
Моше Гильбоа подъехал к музею и отвез меня к себе в Афеку, домой. Вечер. Ужин. Моше, Менуха, сыновья, отец Менухи, брат Моше с женой, приятели сыновей.

3 января. Пн. Тель-Авив — Афека. Мевасерет Цион.
Гвили дал сохнутовскую машину, и я перевез свои книги от Гильбоа в Мевасерет Цион.
Жюль и Рахель Бекманы из Антверпена приезжали и купили «Земля. Черный круг» — 800 лир и «Старый каббалист» — 400 лир.
Распаковали с Иркой книги и обнаружили, что большевики конфисковали американские издания Мандельштама, Заболоцкого и антологию Иваска, книгу А.В.Белинкова с автографом и мн. др.
Златочка болеет, t°, тяжело дышит, но очень спокойная и трогательная. я не видел своих прелестных детей ок. 20 дней (хотя с Яшкой-то Ирка приезжала в Тель-Авив).

4 января. Вт. Мевасерет Цион.
Разбираю книги, веду записи.
По израильскому радио для Советского Союза передавали мое интервью.
Заходили с Иркой к Каликам, Меникерам, Нудельманам, все принимают меня в качестве триумфатора, мои акции в «мерказ клите» подпрыгнули, и все это очень смешно и забавно, совсем недавно все эти «заслуженные сионисты» смотрели на нас очень сверху вниз.
Златочка больная и скучненькая.

5 января. Ср. Мевасерет Цион.
После 20 дней отсутствия отдыхаю дома телом и душой. С Яшкой и Анечкой ходили в лес по грибы, принесли 3 гриба. Вечером ходили с Иркой по гостям.

6 января. Чт. Мевасерет Цион.
Привожу в порядок записи и архивы. Златочка веселей и прелестна до невыразимости. Яшка, в шубе нараспашку, пропадает на улице. Ирка ездила в Иерусалим на базар.

7 января. Пт. Мевасерет Цион.
Ирка с Яшкой в Иерусалиме на базаре, а я дома с Златочкой.
Приезжал Иешаягу Нир, социолог из Иерусалимского ун-та, и мы беседовали о психологии советских людей и карикатурах.

8 января. Сб. Мевасерет Цион.
Привожу в порядок свои архивы, отдыхаю в спокойствии и безделье, читаю.
Заходили с Иркой к раввину Дику и к другим жителям «мерказ клиты».

9 января. Вскр. Мевасерет Цион.
Утром ко мне в постель залез Яшенька, а потом Ирка подкинула Златочку — мои прелестные нежные дети.
Вечером были у Каликов. Миша Калик ничего не понимает в современных искусстве и литературе и ничего о них не знает. Он целиком из советской жизни.

10 января. Пн. Мевасерет Цион.
Читал, писал письма. У Яшки теперь есть собственные деньги, и он ходит с подружкой Ципой покупать мороженое. Ирка написала 2 письма маме.

11 января. Вт. Мевасерет Цион. Иерусалим.
Мы с Иркой в Иерусалиме искали мне одежду, но купили только туфли, ходили по арабскому базару в Старом городе. Были у Дова Сафрая, я взял 350 лир.
Ирка уехала домой, а я был в Иерусалимском музее, познакомился с Ионой Фишером — главным куратором современного искусства. Великолепный парк скульптур, и все замечательно. Когда мои работы будут висеть в этих залах?
В Союзе художников взял свои 4 листа из галереи, т. к. там могут продать только по 100-150 лир, и я не хочу теперь. Познакомился с худ. Мироном Симой, лет 65, и мы гуляли с ним, сидели в кафе и беседовали. Он из старых русских, учился еще в Германии времен экспрессионистов.

12 января. Ср. Мевасерет Цион. Иерусалим.
Утром был Дов Сафрай, смотрел работы и выбрал 6 штук на комиссию в 33%, на общую сумму нетто 5500 лир. Калик зашел и пытался продать Сафраю работы Купермана и Подольского, это выглядело не к месту и некрасиво. Дов производит симпатичное впечатление.
Я был в Иерусалиме, снял налог с посылки, купил фрукты и вернулся.
Письма: от Ев. Ар., Ламмов, Волохов, Т.Альт, К.Нирса, И.Шетлика.

13 января. Чт. Мевасерет Цион. Беэр-Шева. Кибуц Сде-Бокер. Авдат.
Туристическая прогулка на автобусах. Дорога по освобожденной Иудее, арабы. Беэр-Шева: грязный базар, замечательная архитектура. Прекрасные пейзажи из окна автобуса: холмы, камни, пространства. Кибуц в Негеве, где живет Бен-Гурион, его самого нет, он болен. Авдат — византийская крепость-развалина на горе. И наконец, чудо природы, Большой каньон: невероятная глубина, скалы, птицы. Мы все, жители «мерказ клиты», спускались вниз с головокружительной высоты по специальной тропе. Ирка обнаружила полное отсутствие альпинистических талантов, и я ее тащил на буксире. Сошли вниз, начался дождь. И вновь сели в автобусы, и долго ехали домой в объезд арабской Иудеи, там ночью ездить нельзя (на всякий случай). Яшка и Златочка были в садике и очень нам обрадовались.

14 января. Пт. Мевасерет Цион.
Письмо от ред. журн. «Газит» Габриэля Тальфира с выражением восторга от моих работ (он хочет написать обо мне статью).
Пишу письма, написал Стесину, Куперману, Янкилевскому, Пьеру Тротье.

15 января. Сб. Мевасерет Цион.
Я со своим семейством в Мевасерет Ционе. Прибежал рассерженный Фима Севелла и стал допрашивать Яшку — кто забросил к нему на середину салона пластиковый пакет с говном. Яшка молчал, как партизан. Но позже мы выяснили, что в рамках вражды двух «сионистских» кланов: Севелл и Каликов, Юлька Калик в присутствии Яшки накакала в пакет и зашвырнула его в дом Севеллы. С Яшки же взяла слово, что он ее не выдаст, и он действительно ее не продал и отрицал, что что-нибудь видел.

16 января. Вскр. Тель-Авив.
Поехали с Иркой в Тель-Авив и встретились с «родственниками» из Южной Африки: Луи Шмидт (адвокат) с женой и 2 детьми и Ицхак Шмидт из Тель-Авива.
С Иркой на шуке купили ей кофточку и костюм, игрушку Яшке, и Ирка уехала домой.
Купил за 20 лир — 13 томов Маяковского. Продал Тверскому стихи Никитина — за 20 лир.
Ночевал у Леи и Вени Маргалитов.

17 января. Пн. Тель-Авив.
Лео Окин (из евр. центра в Сиэтле, США) купил монотипию «Моше-хасид» за 200 лир.
Познакомился с супругами Тальфир, издающими «Газит». Габриэль Тальфир расспрашивал меня о моей жизни (для статьи в журнале). Редакция увешана картинами. Работают они двое.
У Дова и Анны Бегун беседовали о том, что они хотят купить.
Пил коньяк у мадам Гликсон, взял у нее 4 книги и должен ей на 20 лир худ. продукции,
м. Гликсон предлагает сделать выставку у нее в квартире. Живу у Маргалитов.

18 января. Вт. Тель-Авив.
Анна Бегун была со мной в павильоне Рубинштейн и выбирала себе работу мою.
Я был в Сохнуте у Гвили и беседовал о квартире, он обещал содействие.
Я был в Музее, Др. Гамзу знакомил меня с французами. Видел Марка Шепса и др.
Обедал у Дова Бегуна. Получил от него чек на 286$ за «Коричневого петуха».
Заглянул к Менаше Блатману, он подарил мне 9 книг по искусству.
Говорил с хозяйкой «Фабра-галери», она не решилась дать за новых стариков больше чем 150 лир, а я не согласился, т. к. хотел 400-500 лир.
На своей выставке видел хозяина типографии Розенблюма с Моше Райтбергом из кибуца.
Получил от мужа Др. Штейн задаток — 200 лир за «Золотое крыло». Гулял по Тель-Авиву.
С Эстер и Марком Шепсом — на вернисаже Аарона Мессега, знакомство с ним, с неким инженером Якобом Малисом, с полковником Менахемом Лиором. Меня уже знают в Тель-Авиве.
С Шепсами — к Михаилу Аргову. Смотрели его работы, беседовали, пили коньяк и пр. Аргов — интересный художник и милый человек.
Ночевал я у Маргалитов.

19 января. Ср. Тель-Авив.
Завтрак с Леей Маргалит.
Комитет защиты сов. евреев. Дафна Пинсон. Рут Барон.
Зашел в книжный магазин Саши Аргова, и потом обедали у них.
В павильоне Рубинштейн познакомился с Яшей Бергером (он поэт, работает на Би-Би-Си). Гуляли с ним, пили чай в кафе и беседовали, он очень симпатичен.
С Михаилом Арговым были у худ. Штрайхмана. Он очень симпатичный старик, смотрели его работы, пили чай и беседовали. Он в Израиле один из ведущих художников; абстракционист.
Ночь у Маргалит.

20 января. Чт. Тель-Авив.
С Дафной Пинсон ездили к Давиду Шариру, пили чай, смотрели слайды и фото и беседовали. Шарир художник пустоватый, или даже просто пустой.
В павильоне Рубинштейн познакомился с бизнесменом, торговцем ковровыми тканями Яковом Александровичем, симпатичным польским евреем.
С Маргалитами был у ихних друзей на дне рождения и умирал от скуки.

21 января. Пт. Тель-Авив.
Обедал у Якова Александровича, смотрели коллекцию картин и беседовали.
Гулял по Тель-Авиву, опять сыро, холодно, неуютно.
Вечер у Стемацкого. Пил коньяк. Кроме меня: архитектор с женой, балерина с мужем, художник с женой-скульптором. Стемацкий, как и Штрайхман, один из важных художников, и тоже абстракционист.
Ночевал у Маргалит.

22 января. Сб. Тель-Авив.
Холодный неуютный день, все закрыто. Я весь день у Маргалит. Читаю.
Вечером был на своей выставке. Ночевал у Маргалит.

23 января. Вскр. Тель-Авив. Мошав Хемед.
Был на выставке. Потом у Габриэля Тальфира. Там был еще худ. Хоровиц, забавный, несколько жалкий человек. Обедал у Якоба Малиса, смотрел его коллекцию.
С Малисами и Шепсами были у худ. Аарона Мессега. У него красивая жена-поэтесса, но провинциальные картины! Ночевал у Шепсов.

24 января. Пн. Тель-Авив.
Бездельный день и скучный. Видел Арговых, Сашу и его жену. Смотрели выставку Ури Лифшица, и она производит угнетающее впечатление, а ведь он сейчас вошел в моду. Познакомился с молодым скульптором Гарри Бароном на его выставке. Читал Зощенко у Леи Маргалит.

25 января. Вт. Тель-Авив.
На своей выставке встретил А.Роговского и получил от него еще 500 лир.
Торчал в Музее. С Др. Гамзу и Марком Шепсом были на моей выставке, и Др. Гамзу выбрал 6 работ, мне за них причитается 5700 лир и рамок на 2000 лир.
Ужин у Шепсов. Эстер, Ялон, Офир.
Вечер провел у Харри Барона, скульптора-эклектика. Его жена — писательница. Они симпатичные ребята. Был Хуан — испанец-израильтянин. Гитарист и певец. Был молодой архитектор из Иерусалима Цви Фефер. Ночевал у Маргалит.

26 января. Ср. Тель-Авив. Иерусалим. Мевасерет Цион.
Был на радио. Виделся и беседовал с Сашей Друзом, Сашей Гительсоном и зав. отделом.
Гулял по старому Тель-Авиву и у моря.
С Яковом Александровичем поехали в Иерусалим. По пути обедали мясом. На базаре в Иерусалиме я купил ящик фруктов, и мы приехали в Мевасерет Цион.
Ирка, Яшка, Златочка — по которым я очень соскучился.

27 января. Чт. Мевасерет Цион. Иерусалим.
Я принял ванну, и волосы мои лежат пышной шевелюрой, уже довольно длинные.
Заезжал Гвили из Сохнута, он способствовал мне насчет квартиры.
Я был в Иерусалиме, в галерее Сафрай моя «Земля» стоит на центральном месте.
Был у заместителя Тэдди Колека (мэр), у Гадиша и говорил насчет ателье.
Вечером мы были у Меникеров, у Нудельманов, пили чай и веселились, а Яшка в это время проснулся, в одной пижаме, босиком выскочил на улицу (очень холодно) и завопил, его подобрал Эфраим Севелла, и я нашел яшку у Э. сидящим, как птенчик, под пледом и виновато сквозь слезы улыбающимся.

28 января. Пт. Мевасерет Цион.
Ирка купила холодильник «Фридман» — 1192 лиры и кухонную плиту «Рокко» — 988 лир.
Читаю, записываю.

29 января. Сб. Мевасерет Цион.
Приезжал полковник Менахем Лиор с женой и сыном 4 лет, купил «Портрет старика» 1964 г. за 700 лир + 3-томник Мандельштама. Выпили коньяку.
Вечером: Миша Калик празднует 45-летие. Я подарил ему рисунок «Левиафан». Были: Меникеры, Гредингеры и Марик Эльбаум. Пили водку.

30 января. Вскр. Мевасерет Цион.
Расстановка книг, корреспонденция, разговор с Орой о квартире.
Вечером, дети спали уже, мы с Иркой вспоминали о нашей московской жизни, как невероятно были смешаны в одно свет и мрак. Я думаю, что Яшенька и Златочка будут жить одной жизнью, а мы с Иркой прожили две, и теперь можем оглядываться в прошлую темноту и новая жизнь от этого становится полней.

31 января. Пн. Мевасерет Цион.
Приезжали: Мириам Таль, полковник в запасе Герцль Ълиав с Ривкой — женой художницей, редактор журнала «Орот» Ада Верете. Просмотр работ. Вино, печенье.
Вечером на 19-летии свадьбы Лины и Ицхака Гредингеров. я подарил рисунок. Были: мы с Иркой, Дина Фиалковская-Динур — диктор радио, Калики, Меникеры, Нудельманы.
Нарисовал 2 масл. пастели

1 февраля. Вт. Мевасерет Цион. Црифин. Тель-Авив.
Утром — на склад Сохнута, после более 5 ч. ожидания получил свой недостающий ящик с пластинками и пр. и привез домой. Из него пропало много вещей, и по всем данным это украдено уже в Израиле. Ощущение гнусное. Вещи репатриантов из России проходят через руки жуликов, многие из них — новые репатрианты из Грузии.
Вечером — с Иркой на ядлинской машине в Тель-Авив на свадьбу Меира Гильбоа. Было довольно скучно; Ирка вернулась в Мевасерет Цион, а я ночевал у Маргалит.

2 февраля. Ср. Тель-Авив.
Дал я.Тверскому на комиссию 2 листа (общая сумма 500 лир). Обедал у милого Саши Аргова и его жены. Предложил Розенфельду листы по 500 лир штука, но он воздержался. Был на своей выставке в пав. Рубинштейн.
Зашел к Менаше Блатману, подарил ему свою акварельку, поцеловались, выпили по рюмке, и он подарил мне бутылку коньяка.
Был у Менахема Лиора (полковник авиации) на дне рождения жены. Родственники. Мой старик уже висит в рамке. Я подарил русск. дерев. игрушку. Смотрели коллекцию и выпили много коньяку. Ночевал у Леи Маргалит.

3 февраля. Чт. Тель-Авив.
До 5 ч. вечера спал в похмелье. Встал, Лея накормила меня, весь остальной день читал. Подарил Лее свою работу (масл. пастель) и русскую матрешечку.

4 февраля. Пт. Тель-Авив. Рамат-Ган.
От Леи в павильон Рубинштейн, посетители, разговоры и девушка Тэни.
Музей, Шепс показал офорты Неизвестного, привезенные из Прибалтики. Гамзу сообщил, что моя выставка продлится до 12 февраля.
Обедал и отдыхал у Яши Александровича и с ним к Арье Гвили, где я читаю лекцию. Пришло много людей, в т. ч. Штрайхман с женой, Саша Аргов с женой, Безем с женой, Зусман — поэт, Фейгин, Навоны, Яна Гурвиц с Аликом, Шепсы и мн. др. Я показал ок. 80 слайдов московск. авангардных художников и рассказывал, Эзра Зусман переводил. Потом беседа и коньяк. Ночевал у Леи Маргалит.

5 февраля. Сб. Тель-Авив.
Обед у Габриэля и Ривки Тальфир. Беседа у камина. Смотр коллекции. Г.Т. считает только Агама на мировом уровне из всех израильтян.
Зашел к старушке М.Н.Лившиц, смотрел книги, она подарила мне 2 книги.
Был на своей выст. в павильоне. Моше и Эфраим. Амира Ферстнер купила акварельку за 50 лир. Посетители. Беседы. Познакомился с кибуцником стариком Шаулем Авигуром, пил чай у него дома, и он подарил мне «Эксодус». Он из старых русских сионистов, производит убогое впечатление, в своей убогой съемной квартирке и очень далек от культуры. Был очень покровительственно-доброжелателен. Соратник Бен-Гуриона. И в нем ощущалась какая-то тайна.

6 февраля. Вскр. Тель-Авив. Мевасерет Цион.
Музей. Разговор с Шепсом о выставке Неизвестного.
Сохнут. Разговор с Гвили о безобразиях в Црифине с вещами репатриантов.
Купил Яшке пистолет, клубнику и поехал домой. Дома. Яшка, Златочка, Ирка. Заезжали некие покупатели.
Вечером у Гредингеров, Меникеров и — Нудельманы были у нас, пили коньяк мы и беседовали при свечках.

7 февраля. Пн. Мевасерет Цион.
С Иркой в Баке в Иерусалиме смотрели квартиры и были у Лены Меникер.
Были в «Мисрад Аклите» у Эдмонда и Клаудии Левин, и Эдмонд обещал нам 4-комн. квартиру.
Бродили по Иерусалиму, зашли к Сафраю (он еще ничего не продал), в магазины. Снег, ветер, слякоть и везде снег, снег, снег, мы иззябли и вернулись домой. Везде снег, и Яшка в шубе катает снеговые шары.
Вечер: я привожу в порядок записи. Дети спят. Ирка у Юры и Иры Зильбербергов.
Калик рассказывает мне все о квартирном вопросе.

8 февраля. Вт. Мевасерет Цион.
Читаю, пишу письма. Златочка уже ползает и вообще вся в движении.

9 февраля. Ср. Мевасерет Цион.
Написал письма: Стесину, Неизвестному (с радужными перспективами), Шварцману (с невероятными уговорами). Читал. Яшенька, Златочка, Ирка.

10 февраля. Чт. Мевасерет Цион. Иерусалим.
С Иркой в Иерусалиме. В Доме художника договорились с Мириам Голан о моей лекции про московский худож. авангард. Познакомился с худ. Ицхаком Пугачем.
Были с Иркой на базаре и купили много фруктов, и отдали часы в починку.
Вечером я написал Бачурину, Бейленсон Е., Воропаевой Н., Либиным.

11 февраля. Пт. Мевасерет Цион.
Писал письма в Москву и получил письмо от Пьера Тротье.
Яшенька говорит уже с нерусскими евреями на иврите. Златочка ползает на локтях.
Вечером чай у Каликов с Нудельманами.

12 февраля. Сб. Мевасерет Цион.
Сейчас я нахожусь на пути, ведущем к славе и богатству, но в итоге я должен прийти к аскетизму. У меня есть все нужное простому смертному: талант, семья, друзья, свобода, новая жизнь.

13 февраля. Вскр. Мевасерет Цион. Тель-Авив.
Я договорился с приятелем, что еду с ним в Тель-Авив. Мише Калику сказал, что если будет место — возьмем и его с собой. Места не было, Калик уселся в машину и сказал мне: «Старик, ну ты как-нибудь доедешь», — я остолбенел от такой наглости, англоязычный приятель мой думал, что мы договорились, и они уехали. Я остался посреди улицы, а Калик укатил в Тель-Авив продавать марки.
Я приехал в Тель-Авив на автобусе, Др. Гамзу сказал, что выставка закроется 15 февраля.
Обедал с Яшей Александровичем в ресторане, а вечером с Яшей и Геней были у Михаэля Аргова, пили чай и беседовали. Эти дни я живу у Маргалитов.

14 февраля. Пн. Тель-Авив.
Был у Саши Аргова в книжном магазине. Был у Я.Тверского в книжном магазине.
Беседа с Др. Гамзу о моей выставке, о готовящейся выставке Неизвестного, о моих идеях. Я дал работы Неизвестного для выставки и материал к каталогу.
В павильоне Рубинштейн разговор с издателем Михаэлем и Адамом Роговским.
Встретил на улице Анну Тухмайер и Долли — красивые девушки.
Отнес свое «Золотое крыло» Др. Stein и получил у них остальные 1000 лир.
Был у Габриэля Тальфира в редакции, ужинали, беседовали, была и Ривка.
До поздней ночи курил гашиш у Жака Катмора и Анны Тухмайер. Был Ури Коган, Долли, певцы-поп и др. люди.

15 февраля. Вт. Тель-Авив.
Был в Музее — Шепс и др. — звонил, устраивал и пр.
Был в павильоне Рубинштейн. Отдал Роговскому «Доброго евр. черта» и «Русскую зиму» и дополучил 1500 лир. Отдал Н.Безему «Дерево рыбака» и дополучил 500 лир. Отдал Анне Бегун «Коричневого петуха» и Др. Хаиту «Черного леопарда». Ужинал у Яши и Гени Александровичей. Ночевал у Леи Маргалит.

16 февраля. Ср. Тель-Авив. Мевасерет Цион. Иерусалим.
Музей дал машину, и работы мои перевезли в Мевасерет Цион. Так закончилась моя 1-я выставка в Израиле — 1-й триумф.
С Иркой и Яшкой в Иерусалиме окончательно оформили свою 4-комн. квартиру.
Люди: Лина и Ицхак Гредингеры, Ида и Юра Зильберберги и др. Рут Бар-Он. Письмо от Стесина.

17 февраля. Чт. Мевасерет Цион.
Я — дома с детьми, Ирка была в нашей новой квартире, вымыла везде пол, заказала в Сохнуте мебель, оформила электричество.

18 февраля. Пт. Мевасерет Цион.
Написал статью о московском худ. авангарде в еврейском аспекте.
Вечером: Калики, Гредингеры, Дина Фиалковская, Нудельманы и др.

19 февраля. Сб. Мевасерет Цион.
Переписал и отредактировал статью «Евр. худ. авангард в Москве».
Гости: Гредингеры, Дина Фиалковская, Игорь.
Вечером: у нас Цви Эйаль с женой и Нудельманы. Коньяк, мои работы, разговоры.

20 февраля. Вскр. Мевасерет Цион. Иерусалим.
С Иркой были в своей новой квартире, и я увидел ее по-настоящему. Прекрасный район — Бака, прекрасная квартира — наконец мы имеем свое, настоящее, удобное, просторное жилище. 4 комнаты и прочее. Жизнь начинается.
Были с Иркой в банке, у Сафрая, у продавших плиту и холодильник, в Сохнуте.
Были с Иркой в Доме художника: Мириам Таль, Мириам Голан, Габриэль Тальфир, Нойбергер Миша.
Вернулись в Мевасерет, и вечером я был у Гредингеров и там же Нудельманы.

21 февраля. Пн.
Мевасерет Цион. Иерусалим.
Купили с Иркой костюм для меня, и я стал элегантен.
На новой квартире получил я сохнутовскую мебель и расставил ее.
Вечером — открытие выставки Б.Пенсона в Доме художника. Выступали Тэдди Колек, я, Миша Нойбергер.
Пили с Иркой кофе и чай в кафетерии, беседовали с Мириам Таль, Рут Бар-Он.
Люди: Гредингеры, Лена Меникер, художница-шизо Селиктар, сын сиониста Усышкина — старик и др.

22 февраля. Вт. Мевасерет Цион. Иерусалим.
Сейчас, получив 4-комн. квартиру, я начинаю реально ощущать, что действительно я вывел Ирку и детей в лучшую жизнь во всех аспектах, в том числе и материальном.
Заезжали супруги Лернер, работники банка (беседа, показ работ, подарки Яшке, коньяк).
Читал в Доме художника лекцию о московских худ. авангардистах. Показал ок. 60 диапозитивов. Переводила Мириам Таль. Было ок. 30-35 человек. Все были очень довольны. Потом в кафетерии: мы с Иркой, Таль, работница дома, Гиля и Сара из «мерказ клиты», Цви Фефер и некто Михаэль Бейтан (экономист и адвокат) — он-то и довез нас до дома.

23 февраля. Ср. Мевасерет Цион.
Вечером был Яша Александрович, мы беседовали и пили коньяк, Яша купил «Красного черта» за 1000 лир. Потом мы были с ним у Каликов, там день рождения Юльки, и я там выпил еще водки и был пьян.

24 февраля. Чт. Мевасерет Цион.
Весь день похмелье. Златочка простужена. У Ирки сильно болит зуб.
Я читал и бездействовал. Яшка играет с Анечкой, Ципорой, Юлькой и др.

25 февраля. Пт. Мевасерет Цион. Иерусалим.
Хаим Маринов в иерусалимском муниципалитете предложил мне бомбоубежище под ателье.
Мы с Иркой поставили диагноз, у Златочки — корь.
Вечером с Ю. и И.Зильбербергами у ландшафтного архитектора Ицхака Фрумберга и Ривки. Скучно.

26 февраля. Сб. Мевасерет Цион. Иерусалим.
Я упаковываю вещи, этот переезд — последний катаклизм, и затем — нормальная жизнь.
Был Цви Фефер с женой, он отвез часть моих книг на новую нашу квартиру, потом я был у него. Ирка принимала журналиста из США с женой. 2 химиков из Ин-та Вейцмана. Нудельманов.

27 февраля. Вскр. Мевасерет Цион. Тель-Авив.
В Иерусалиме заказал установку плиты и снял налог.
В Тель-Авиве (меня вызвали в Музей) составил каталог Неизвестного для выставки, получил от Др. Гамзу предложение написать текст в каталог, беседы с Др. Гамзу и Марком Шепсом. До Мевасерет Циона ехал с Менахемом Лиором, нас вез его солдат.
Костюмированный бал в «мерказ клите»; маски, танцы, вино. Я в Яшкином колпаке, Нудельман — пират, Калик — сутенер и т. д. Потом еще пили чай у Нудельманов. А Яшка опять проснулся, выскочил босой на улицу, плакал, был подобран некоей американкой, и, когда мы вошли, он сидел с ней на диване и заплаканный улыбался.
У Златочки выглянул первый зубок (наверно, кори не было, а простуда + зуб).

28 февраля. Пн. Мевасерет Цион. Иерусалим.
Лиор прислал солдата Рафи Раби с машиной, и я отвез еще часть книг на новую квартиру.
Написал «О Неизвестном», предисловие к каталогу выставки.
Приезжал Мих. Бейтан и долго и нудно находился у нас. Был Элиягу Розенталь (с женой и Инной Слепян, хотел купить картину, но ему не подошла цена.

29 февраля. Вт. Мевасерет Цион. Иерусалим.
Мириам Таль привезла владельца галерей в США с женой, смотрели работы.
Я передал М.Т. для перевода статью о Неизвестном и материалы каталога.
Ирке на новой квартире привезли кухонную плиту «Ронко».
Ицхак Фрумберг отвез меня в новую квартиру.
Мы с Иркой зашли к Цви и Мириам Фефер, а потом все вместе ходили искать мебель на арабский шук, ели хуммус в кафе и встретили Ику Исраэли.
Ирка — домой, я — к Позину, он передал мне записки от Маши Воробьевой и Наташи Белинковой. Получил положительный ответ Романа Гуля на мои стихи.
С Цви Фефером и Мири были в ешиве «Тора Исраэль», куда нас позвал Ика Исраэли, ешиботники пели, молились, выли, стучали, кричали, плясали ряженые на Пурим.
Пил чай у Меникеров. Там же некий еврей и Софья Баевская.
Впервые ночевал на нашей новой квартире.

1 марта. Ср. Иерусалим. Мевасерет Цион.
Я расставил книги вдоль стенок, приехали рабочие и подключили плиту к сети.
Я вернулся в Мевасерет. Гости: 2 дамы — Лея Бен-Давид с американкой. Юля Винер.
Писал письма Виталику Стесину, Ламму.

2 марта. Чт. Мевасерет Цион.
Мы с Иркой читали «Эксодус» Уриса, литературно он не высок, но жизненно-художественная часть захватывает и вдохновляет. Когда-то Володя Гершуни приносил нам его в Самиздате.

3 марта. Пт. Мевасерет Цион.
Окончил письмо Стесину, длинное, полное инструкций.
Упаковка вещей. Вечером игра в карты с Юрой Зильбербергом и Мариком Эльбаумом.

4 марта. Сб. Мевасерет Цион.
Последний день в Мевасерет Ционе, окончательная упаковка всего.
Обрезание младенца Севеллы в синагоге. Шескин, Бартов и др.

5 марта. Вскр. Мевасерет Цион. Иерусалим.
Последняя упаковка, прощание, погрузка в грузовик (Зильберберг, Эльбаум, Нудельман), дорога, разгрузка с Юрой Зильбербергом, таскание на 4-й этаж. Распаковка, расстановка.
Мы — жители Иерусалима. Дорога длиной в 5 мес. и 5 дней окончилась. От квартиры
№ 7 в Текстильщиках до квартиры № 7 в Иерусалиме.
Мы все очень устали — 1-я ночь в собственной квартире в Иерусалиме.

6 марта. Пн. Иерусалим.
Первое утро в нашей иерусалимской квартире. Ирка с Яшкой на шуке, Златочка спит, а я написал стихи «Косых дождей Ерусалима…»
Приезжала Соня Баевская, хочет ставить фильм с моим участием (документальный).

7 марта. Вт. Иерусалим.
Неожиданно приехала милая старушка Мириам Таль, привезла в подарок: игрушку, шоколад, цветок в горшке. Мы пили чай на кухне. я постепенно разбираю свои архивы.
Яшка боится спать в детской комнате без нас, Златочка ползает по ковру и по полу, как молния. Писал письма Виталику Стесину, Лене Ламму, Эдику Зеленину, Эдику Лимонову, Оскару Рабину, Ирка — маме.

8 марта. Ср. Иерусалим. Тель-Авив.
Впервые по железной дороге Иерусалим — Тель-Авив, великолепные горные пейзажи.
Взял у Тверского 2 свои листа, он не смог их продать.
Открытие выставок Эрнста Неизвестного и Ами Шавита, изр. кинетиста. Гамзу не напечатал в каталоге моей статьи, но использовал ее для своей статьи. Мелкий жулик. Ирка тоже приехала в Т.-А. Я видел много знакомых: Купфермана, М.Аргова, Шепса, и д-р Гамзу оправдывался передо мной. я подарил ему свой раскрашенный лист, литографию «Земля». У Ирки болит зуб.

9 марта. Чт. Иерусалим.
Ирка у соседа, зубного врача из Румынии, вырвала зуб мудрости. Ей было очень больно.
Написал письмо Н.Белинковой и в «Нашу страну» — послал стихотворение.
Был Михаэль Бейтан, я объяснял ему идею Еврейско-русского худож. центра.

10 марта. Пт. Иерусалим.
Всем семейством совершили прогулку от дома до центра и пили чай в гостях у Мириам Таль. Она подарила нам тарелки, ложки и две доски для книг. Обратно мы шли так: Златочка в коляске, а Яшка на досках, которые я подсунул под коляску.
Зашел и познакомился с соседом Балабановым, играли в шашки, пили водку, спорили о гиюре.

11 марта. Сб. Иерусалим.
Зубной врач заходил смотреть картины мои на предмет уплаты ими за зубы, но не захотел.
Лариса и Франтишек Сильницкие с друзьями приходили смотреть картины (7 человек).

12 марта. Вскр. Иерусалим.
Я, Ирка, Яшка и Златочка в коляске ходили на Меа-Шаарим искать мебель.
Михаэль Бейтан приехал и рассказывал все, что ему удалось узнать о том, как нужно регистрировать мой Центр. Пили чай, была еще соседка — Женя Бартман (они тоже олим хадашим).

13 марта. Пн. Иерусалим.
Был в музее у Ионы Фишера, говорил с ним о выставке, покупке моих работ, лекциях.
Разбирал открытки и вырезки, думал о Центре, поменялся с Меникером (книжки, открытки).

14 марта. Вт. Иерусалим.
Писал письма, бездействовал, читал стихи. Был понос и болел живот. Рисовал.
Златочка — невероятный ползун, обрыскивает на брюхе всю квартиру, перед закрытыми дверьми плачет, лижет все что может и особенно любит обувь. Яшенька играет с ней, а когда я беру ее на руки, просит, чтоб и его я взял.
Вечером были Цви Фефер и Мириам, которая должна вот-вот родить.

15 марта. Ср. Иерусалим.
Все вчетвером, с Златочкой в коляске, были на арабском базаре в Старом городе.
Был Михаэль Аргов. я предложил ему создать группу из архитекторов и художников.
Рисовал акварелью. Вечером чай с Михаэлем Бейтаном и унылым Натаном Бартманом.

16 марта. Чт. Иерусалим.
Окончил акварель «Неопалимая купина». Нарисовал акварель «Красное облако».
Читал стихи. Получил письмо от Похрибного.

17 марта. Пт. Иерусалим.
Нарисовал 5 акварелей.
Иона Фишер был у нас и смотрел мои работы на предмет выставки и покупки музеем.
Приобрели (с помощью Бартманов) шкаф платяной за 50 лир.

18 марта. Сб. Иерусалим.
Приводил в порядок свои архивы. Ирка читает Сименона, я — Зощенко.
Заезжал Борис Гимельфарб с женой, пили чай.

19 марта. Вскр.
Иерусалим.
Гуляли всем семейством в окрестностях, Златочка спала в коляске.
Читал романы Жоржа Сименона. Читал Зощенко. И многое другое — как обычно.

20 марта. Пн. Иерусалим.
Всем семейством были с Цви Фефером у Мириам в «Хадассе», смотрели новорожденного. Видел там же витражи Шагала в синагоге, они не произвели на меня впечатления.
Нарисовал акварелью «Прогулка царя Давида» и еще две вещи, и потом еще две, итого 5 шт. Гости: соседка Женя Бартман, Михаэль Бейтан.

21 марта. Вт. Иерусалим.
Был в мебельном магазине насчет книжных полок. Нарисовал акварельку «Белая птица».
Иона Фишер еще 17-го сказал, что рядом (виден дом из окна) живет художник Авраам Офек, и сегодня я зашел к нему познакомиться (оказалось, что мы знаем друг друга в лицо). Он, его жена и дочь (ок. 10 лет) очень милые люди, и Офек талантливый художник.

22 марта. Ср. Иерусалим.
Был в банке. Случайно встретил Розенблюма, и он был моим гарантом. Был в налоговом управлении. Был в мебельном магазине насчет полок.
Оставили детей на попечение Жени Бартман, и Бейтан подвез нас с Иркой в Национальный музей, где было открытие выставки М.Дюшана. Виделся с И.Фишером, А.Офеком и др.

23 марта. Чт. Иерусалим.
Показывал Аврааму Офеку свои работы, ему очень нравятся они. А мне его работы — нет, и так со многими.
У Златочки вспухло веко и ухо — диатез? Яшка пропадает на улице и отбился от рук.
Вечером мы заходили к Бартманам.

24 марта. Пт. Иерусалим.
Читаю Каролину Павлову и Жуковского себе и Ирке и выбираю лучшее для своей антологии.
Вечером у нас: Меникеры, Нудельманы, Калики, Дина Фиалковская, Грейдингеры (11 человек). Пили вино. Я читал поэмы Холина и свои стихи. Веселились.

25 марта. Сб. Иерусалим.
Утром чай в гостях у соседей — Абтов. Чтение К.Павловой и Жуковского В.
Златочка пружинит ножки и хочет стоять, и стоит, держась за стул.
Мы заходили к Грейдингерам.

26 марта. Вскр. Иерусалим.
Яшенька упал с ограды и расшиб голову — рассек кожу и шла кровь.
Мы с детьми и Лена Меникер с детьми гуляли и были в Музее прикладных искусств.
Вечером у нас: Михаэль Бейтан (подарил мезузу), Цви Эйаль с женой (подарили бутылку коньяку и пригласили на пасхальный седер).

27 марта. Пн. Иерусалим.
Писал письма в Россию.
Сегодня Яшеньке — 5 лет. Он очень ждал этого дня. Ирка спекла пирог, пригласили детей и устроили праздник. Яшка получил подарки.
Вечером у нас Грейдингеры. Чай, коньяк.

28 марта. Вт. Иерусалим.
Сафрай темнит, предложил отдать мои работы обратно.
Получил заем Сохнута — 400 лир. Ходил в галереи, был у Энгеля, познакомился с Эзра.
Подарил Яшеньке фонарик.

29 марта. Ср. Иерусалим.
Вечером Цви Эйаль заехал за всеми нами, и мы были у него на пасхальном седере, были его родственники и др. Мы подарили Цви и Хефцибе цветы и мой рисунок.

30 марта. Чт. Иерусалим.
Гуляли все четверо и были у Дины Фиалковской. Яшка упал и поцарапал нос и колено.
Златочка уже стоит, держась за что-нибудь.

31 марта. Пт. Иерусалим.
Дрелью сверлю дырки, ввинчиваю шурупы с прокладками, вешаю картины; повесил 10 штук — комната преображается. Дрель взял у Грейдингеров.

1 апреля. Сб. Иерусалим.
С Меникерами и их знакомыми олим пошли в Старый город, на гору Цион, к гробнице Давида, а вечером прогулялись в Тальпиот.

.
2 апреля. Вскр. Иерусалим.
Соня Баевская интервьюировала меня для своего фильма, а Мириам Таль переводила. Мириам дала согласие на участие в моем центре. Я подарил Мириам «Крылатого быка». Мириам давала мне разные советы.
Я продолжаю завешивать весь салон, сплошь, своими картинами.

3 апреля. Пн. Иерусалим.
Сверлю дырки, вешаю работы.
Нудельманы привезли доктора Корна с женой и дочерью, они хотели купить работу, но посчитали, что я недостаточно известен, чтоб брать за картину 1000-1500 лир, за 800 также не хотели купить, а за 500 хотели, но я эту работу не отдал.
Вечером день рождения Ромки Грейдингера — чай, коньяк, Калики, Нудельманы, Дина Фиалковская и др.

4 апреля. Вт. Иерусалим.
Утром, мы еще спали, Яшка встал, оделся и ускользнул на улицу гулять.
Вечером все были у Юры, Иры, Ани Зильбербергов, пили чай.

5 апреля. Ср. Иерусалим.
Сверлил дырки, вешал работы. Послал М.Гильбоа 13 стихов и негативы.
Златка везде ползает, разбойничает, волосы ее с рыжим отливом.

6 апреля. Чт. Иерусалим.
Был в Доме художника, там невероятно убогая выставка иерусалимских художников. Видел художника М.Симу. Получил заем 1500 лир от Сохнута.
Взял в галерее Сафрай обратно свои работы. Был у Энгеля, он предложил принести несколько картин.
Гуляли с Иркой у дома, встретили Бейтана.
В марте я не заработал ни копейки.

7 апреля. Пт. Иерусалим.
Борис Гимельфарб возил нас по Иерусалиму, показывал университет, арабскую часть.
Я был у Ионы Фишера — он еще не дал ответа, но я чувствую, что выставку не сделают мою, а, очевидно, только купят работы для музея.
Мы говорим Златочке: «Ладушки, ладушки», — и она сама начинает хлопать в ладошки.
У нас были Зильберберги. Я был у Грейдингеров. У Меникеров сидел бебиситером, видел Мих. Занда с женой и познакомился с писателем Свирским.

8 апреля. Сб. Иерусалим.
Читаю стихи, выписываю изречения из книг.
Златочка сегодня вечером сама, ухватившись за перильца кроватки, натужилась и встала. Потом еще раз. Это новая эра.

9 апреля. Вскр. Иерусалим.
Я, Ирка, Яшка, Златочка в коляске, Анечка Зильберберг ходили в центр.
Я принес работы в галерею Энгелю, но он сказал, что не может продавать мои работы по моим ценам (лист — 400-500, солидные вещи — 1000), и взял несколько вещей (по 200, 250, 500) на пробу.
Письмо от Гликсон и наш разговор по телефону относительно выставки у нее в квартире.
Взяли у Зильбербергов волонтерские полки, и вечером я перестанавливал книги.
Был Бейтан — пили чай, переводили письма и пр. Заезжала Соня Баевская.

10 апреля. Пн. Иерусалим.
Утром Эзра (галерея) заезжал смотреть мои работы, солидные вещи мои предложил взять по 300-400 лир, и то на комиссию, я не согласился.
С Мириам Таль были у Сони Баевской, которая снимала меня для своего фильма, Мириам Таль переводила.
Огромное письмо от Стесина. Часть моей коллекции отправлена.

11 апреля. Вт. Иерусалим.
Был в галерее «Алеф». Встретил там Мирона Симу. Гверет Аврахами смотрела мои листы и взяла 3 листа по 300 лир, 2 листа по 200 лир (все графика).
Читаю, разбираю бумаги и пр.

12 апреля. Ср. Иерусалим.
Утром была Баевская, отбирала материалы для фильма.
Разбирал архивы.
Гуляли все вчетвером, заходили к Мучник, Зильбербергам.
Вечером Михаэль Бейтан принес новый зеленый чай и мы пили и беседовали.

13 апреля. Чт. Иерусалим.
Вечером были у Зандов, беседовали за чаем. В искусстве Михаил Занд ничего не понимает, я надеюсь, он разбирается в восточных языках. Впечатление — милые люди.
Вечером забежал к Меникеру, они сидят беседуют с Юлей Вишневской — как это все неумно и убого, и эти люди вроде как бы представители «демократов».

14 апреля. Пт. Иерусалим.
Прогулка вчетвером в супермаркет. Чтение газет. Письмо от Гамзу насчет выст. в Канаде.

15 апреля. Сб. Иерусалим. Тель-Авив.
Приезжали супруги Розенбаумы (типограф). Заходил Ю.Зильберберг. Пили чай.
С Розенбаумами я уехал в Тель-Авив, ужинал и ночевал у них.

16 апреля. Вскр. Рамат-Ган. Тель-Авив.
С двумя свертками работ начал поиски галереи. Приехал в Яффу — был в «Модерн Арт галерее», но хозяйка уехала в Европу, работнице галереи работы очень понравились, но она считает, что цены очень высокие.
Зашел в «Олд галери», хозяйка г. Самуэли что-то писала и не нашла времени меня принять, я решил больше никогда к ней не заходить.
Зашел к Давиду Шариру в мастерскую и советовался с ним, в какие галереи пойти еще.
Был у Розенбаума в типографии, выбрал бумагу и пр. для бланков Еврейско-Русск. Худ. Центра.
Обедал у Корнов. Пили коньяк и договорились, что я отдаю «Морское путешествие» за 500 лир + 10 пластинок и книги на 50 лир.
Заехал к Михаэлю Аргову, смотрели его новые работы, немного выпили, я говорил о работах Михаэля. У него прелестные дети и жена. Я оставил свои свертки, и мы с Михаэлем поехали на бар-мицву Офира Шепса. Ирка из Иерусалима приехала, была на шуке и пришла вечером тоже на бар-мицву. Было очень много людей, полмузея во главе с Др. Гамзу: А.Беккер, Бегун и мн. др. Отец и мать Марка.
Марк познакомил меня с Шленским, и мы договорились встретиться.
Поздно вечером я посадил Ирку в шейрут на Иерусалим, а сам ночевал у Маргалитов.

17 апреля. Пн. Тель-Авив. Рамат-Авив.
Завтрак с Леей Маргалит. Новость — Ильюша Бокштейн несколько месяцев как в Израиле.
Зашел в музей, звонил, смотрел экспозицию.
Копался в рухляди букинистов, купил несколько книг.
Зашел в Союз худ. — Давид Геданкин, секретарь-девушка, выставка. Смотрел выставки в галереях, встретил Стемацкого, познакомился с художником Кайзером.
Зашел к Аргову Мих., взял свои работы и пошел по галереям.
Показывал свои работы молодому Бинету — но он сказал, что это не в их стиле.
Показывал работы Хадассе Клячкиной, она сказала, что для нее это слишком модерно.
Зашел в «Гордон-галери», говорил с Шаей Ривлиным и оставил работы до завтра.
Был дома у Цви Нецера, пили чай, говорили о делах, Цви относится ко мне с большой симпатией и обещал во всем полную поддержку.
Был у Корнов. Др. Коэн, супруга, милая дочь Элоиза и их друг инженер-электрик. Пили коньяк, беседовали, я выбрал 13 пластинок и 3 книги (в счет за картинку).
Ночевал у Маргалитов.

18 апреля. Вт. Тель-Авив. Иерусалим.
Чай с Леей Маргалит. Был у г. Гликсон и обсудили будущую выставку у нее.
Заехал в Яффу взять забытые каталоги, небольшое похмелье.
Был в «Гордон-галери», говорил с Сарой Леви и др. девушкой, оставил 6 работ на комиссию, но мои цены — увы! — должны быть брутто.
Зашел в «Лим-галери» и наконец здесь получил сатисфакцию за свои хождения, хозяйка — Талия Гай видела мои работы на выставке в Кельне, видела в Т.-А. музее, ей они очень нравятся. Мы долго обсуждали все с ней, ее мужем и девушкой, и в итоге она предложила мне работать только с ней, и я согласился. я буду получать ежемесячно минимум 1500 лирами + еще в зависимости от продажи. я оставил в «Лим-галери» 15 работ, и мы расстались в лучших чувствах.
В хорошем настроении, с 2000 лир в кармане, я зашел в кафе, съел нечто и в шейруте поехал домой.
Дома мои прелестные дети. На кухне холодильник — новый. Получена пачка писем.
Вечером пришел М.Бейтан с бутылкой вина, мы выпили за 24 годовщину независимости, за Великий Израиль; зашла соседка Кэррол и принесла корзину апельсинов в подарок, и мы все и Ирка сидели в кухне, пили вино и беседовали.

19 апреля. Ср. Иерусалим.
Весь день дома бездействовал, совершал записи и каталогизировал, читал.
Ирка занимается хозяйством, гуляет с Златкой. Яшка тоже гуляет у дома.

20 апреля. Чт. Иерусалим.
Златку в одну коляску, холодильник (прокатный) на другую, и с Иркой и Яшкой пошли в центр; отвезли холодильник, ходили по городу, накупили продуктов — вернулись.
Я читал, спал, читал стихи Яши Бергера — он прислал мне свою книжку.

21 апреля. Пт. Иерусалим.
Был и познакомился с Арье Арохом, художником и дипломатом. Он здесь важный художник-авангардист. Он и его жена красивые и милые люди. Мы пили кофе, коньяк и беседовали о русском авангарде 20-х гг., о Баухаузе, о моем Центре и др. А. отвез меня на авто домой.
День рождения Яши Грейдингера, 18-летие. я подарил монотипию. Были гости. Я пил коньяк, и говорили о политике и др.
Сделал 11 монотипий с треугольного стекла — для подарков и коммерции.

22 апреля. Сб. Иерусалим.
Похмелье. Ирка готовит пирог, а я около нее на кухне, обсуждаем московских художников.
Приехали тель-авивские и южноафриканские Шмидты, дальние Иркины родственники. Луи Шмидт прислал с братом шикарную дорогую скатерть в подарок. Пили чай с пирогами и расстались в наилучших чувствах.
Я ходил к Хазазу, но он болен, и мы познакомились и беседовали с его милой женой.
Вечером с Иркой были у Ады Верете, пили чай, ликер и пр. и беседовали. Были еще: М.Таль, архитектор, муж Ады — историк.
По счастливому совпадению Яшка проснулся и вышел, вопя громко, на лестницу — когда мы вошли в дом.

23 апреля. Вскр. Иерусалим.
С Иркой выехали в центр: видели Баевскую, были в «Амидаре», был я у Гадиша в ирие насчет телефона, зашли с Яшкой к Энгелю и вернулись домой.
Нарисовал обложку для «Нового колокола» Наташи Белинковой.
Был М.Бейтан, переводили письма, пили чай, беседовали.

24 апреля. Пн. Иерусалим.
Удовольствие первой половины дня — газета и письма; ждем с нетерпением.
Писал письма Н.Белинковой и др. Сегалы привезли доски и старые стульчики, и я благоустраивал свою комнату.
Яшка первый день пошел в сад и очень доволен. Сад религиозный.

25 апреля. Вт. Иерусалим.
Ходили с М.Таль в отдел регистрации обществ, узнали правила оформления моего Центра. Читаю «Самсон-назорей» Жаботинского.
Люди: Баевская, Грейдингеры, Сюзанна Калик, Игорь, А.Балабанов, Е.Меникер и др.

26 апреля. Ср. Иерусалим.
Выбирали с Иркой мебель, заказали диван и 2 кресла (1250 лир), книжные полки (250 лир), столик.
Баевская показала нам часть фильма: я рассказываю; фото Яшки, Стесина и др. мои материалы.

27 апреля. Чт. Иерусалим.
С Иркой и Златочкой в коляске в поисках мебели гуляли на арабском базаре в Старом городе. В итоге купил молоток.
Мои работы висят в рамках в галерее Аврахами.
Говорил по телефону с Моше Кармелем, Цви Нецером, Арье Кролем; устраивал Юру Купермана в Иерусалим, ждем его с большим волнением, это первый друг из нашей компании, который должен приехать.
Получил от Гамзу свои материалы и подарок — самоучитель иврита с теплой надписью.
Написал статейку «Что чудо жизни» о стихах Яши Бергера.
Вечером отмечали приобретение машины Грейдингером. Мы с Иркой, Меникеры, Алик Крончер.

28 апреля. Пт. Иерусалим.
Рабочие привезли диван, 2 кресла, 2 столика и поставили в моей комнате стеллажи. Мы с Иркой совершили перестановки, и все преобразилось. Впервые в жизни мы имеем настоящую удобную мебель. Я расставил книги. Мы устали, но блаженствуем.
Ирка была у Каликов (Сюзанне — 40 лет). Подарок — розы и мой рисуночек.
У меня был Ю.Зильберберг. Все мы ждем Купермана и гадаем — где он?

29 апреля. Сб. Иерусалим.
Обживаем свой новый интерьер. я приспособил в салоне бар и книжные полки.
Разбираю и расставляю по порядку книги и материалы.
Ожидаем Ю.Купермана и гадаем, что он будет, как, где и т. д.
Заходил Ю.Зильберберг, человек он социально-чужой, но он не единственный такой вокруг нас. Были у нас Грейдингеры, смотрели новый интерьер, хвалили, искренне радовались, пили чай.

30 апреля. Вскр. Иерусалим.
Лакировал, пилил, сверлил, заколачивал и в итоге сделал в салоне книжные полки с баром, и теперь салон наш принял почти законченный вид.
Люди: Балабановы, Э.Драпкин, Грейдингеры, Меникер Лена и др.

1 мая. Пн. Иерусалим. Лод. Мевасерет Цион.
Утром встретил в аэропорту Лод Юру Купермана с семьей. Калики были также. Удивительное известие: Янкилевский и Кабаков ждут вызова в Израиль. С Купером приехал в Мевасерет Цион. Взял у него тубу и ящик от Стесина.
Дома с Иркой. замирая, распаковали ящик и тубу и нашли там сотни работ: моих, Яковлева, всех, всех, всех. Это чудо. Это второе рождение моей коллекции. Это потрясающе.
Вечером был Мих.Бейтан, писали устав Центра, пили чай, переводил он, а потом были у соседей внизу, Мирры и Мих. Кандов на дне рождения Мирры, кроме нас были еще Балабановы.

2 мая. Вт. Иерусалим.
Весь день приводил в порядок, раскладывал книги и вырезки.
Гадаем с Иркой, что происходит с Куперманом, он явно и странно исчез.

3 мая. Ср. Иерусалим.
В квартире нашей прохладно, красиво и уютно.
Ирка поехала в Мевасерет к Куперману. Купермановская жена ведет себя, как советская жлобка. Куперман избегает меня. Итак, все стало на свои места: смесь страха, зависти и презрения (великая манекенщица Мила и еврейский художник-идишист Юра Куперман начинают свою великую карьеру, а Гробман, как и в Москве, перебегает дорогу, опасен и не нужен). Бедный Юра, что его ждет с этими еврейскими местечковыми темами: он всегда боялся современного искусства.
Были с Иркой у Феферов, смотрели слайды Южн. Америки, показывал турист Рафи.

4 мая. Чт. Иерусалим.
Мы продолжаем возмущаться жлобством Купера и его жены.
Написал письма Гамзу и Марку Шепсу о своей коллекции.
Вечером был Арье Арох, и я показывал свои работы, ему они нравятся, гуляли по ночному Иерусалиму и беседовали; рассказывал ему о современном московском авангарде.

5 мая. Пт. Иерусалим.
Был в муниципальном отделе алии насчет телефона и в Сохнуте насчет вызовов.
Был у М.Таль, она переводила статьи обо мне (свои и Тальпира).
Вечером у нас М.Бейтан и чай.

6 мая. Сб. Иерусалим.
Второй день привожу в порядок свою библиотеку.
В Мевасерет Ционе собралась МОСХовская компания и смертельно меня боится.

7 мая. Вскр. Иерусалим.
Привожу в порядок библиотеку.
Была у меня Хава Мехутан, скульптор, куратор музея в Беэр-Шеве, мы договорились, что выставка будет моя в начале 1973 г.
Изя Грейдингер вез детей и Яшку, столкнулся с грузовиком, помял машину и очень расстроен.

8 мая. Пн. Иерусалим.
Вечером у нас: Мириам Таль; Павел Липшиц (еврей из Швеции, библиотекарь, коллекционер плакатов, сын владелицы галереи Норы Виленской), Яша (американский еврей, преподаватель языка). Сок, печенье, фрукты, водка. я показывал свои работы и Игоря Макаревича.
Др. Гамзу переслал мне письмо Индриха Халупецкого.

9 мая. Вт. Иерусалим.
Террористы захватили самолет с израильтянами. Террористов убили и взяли в плен.
Я, Ирка, М.Бейтан вечером в Израильском музее на открытии выставки игровой скульптуры. Короткий разговор с Х.Гамзу (он спросил меня о Купермане, и я сказал ему правду, теперь-то нечего скрывать). Видел Моше Купфермана, А.Ароха и др.
После выставки пили у нас чай с Бейтаном и радовались спасению самолета.

10 мая. Ср. Иерусалим.
Писал письма.
Вечером были у нас Яша и Геня Александровичи, подарили на новоселье 2 негритянские скульптуры и коробку конфет. Беседовали и рассказывали российские анекдоты.
Еще была дама из «Амидара», Маша Ванд-Поляк и Зильберберги. На столе были: водка, сок, чай, орехи, печенье, фрукты.

11 мая. Чт. Иерусалим.
Встретился в отеле «Кинг Дэвид» с Таненбаумами из Канады насчет выставки.
Был в Доме художника и видел М.Голан и др.
Познакомился с мадам Норой Виленской в ее галерее и виделся также с Павлом Липшицем, ее сыном. Пили вино и беседовали.

12 мая. Пт. Иерусалим.
Утром были канадцы Таненбаумы. Беседовали, смотрели работы. С ними был гид, он предложил привозить туристов за проценты с продажи.
Написал письма: Т.Альт, В.Стесину, Р.Циглеру, С.Розенбергу.
Вечером у нас был М.Бейтан. Ужин, свечи, чай. Беседы о политике, Центре и пр.

13 мая. Сб. Иерусалим.
Субботние дни у нас самые скучные. Нет писем, газет, транспорта, все закрыто. Ирка хочет купить автомобиль и ездить на море.

14 мая. Вскр. Иерусалим.
Фотограф Миха Бар-Ам из «Исраэль мэгэзин» приезжал фотографировать меня и мои работы.
Вечером я был у супругов Ванд-Поляк, беседовали за коньяком, они подарили 4 алюминиевых стула.

15 мая. Пн. Иерусалим. Тель-Авив. Хайфа.
Утром уехал в Тель-Авив. Талия Гай в галерее «Лим» с энтузиазмом взяла мои новые работы. На некоторые старые пришлось снизить цены.
В музее встретился с Х.Гамзу и Марком Шепсом, они делают выставку М.Янко.
На поезде приехал в Хайфу, в первый раз. Приехал к Нудельманам, подарил Лиле на 40-летие монотипию. Там же Калики. Были у Нормана Сыркина. Ночевал у Нудельманов.

16 мая. Вт. Хайфа. Кирьят-Ям.
Весь день был в Кирьят-Яме, в «мерказ клите», у Ольги Борисовны Гальпериной и ее внуков, она привезла нам привет и чемодан от Евы Ароновны.
Вечером — день рождения Лили Нудельман. Я принес цветы. Были М. и С.Калики, еще 2 дамы, профессор Эрлих с женой. Загорелся спор. я против Нудельмана. Нудельман честолюбиво делает карьеру и пытается завоевать политический капитал на русской алие. А я обосрал все «невзгоды» русской алии и сказал, что все отлично и только надо хотеть работать. Эрлих поддержал меня. Калик, Нудельман и другие — советские люди и для них все израильтяне — это, подсознательно, иностранцы, поэтому нет контакта. Нудельман даже завопил на меня — «фашиствующий молодчик». В итоге все улеглось, но я еще почувствовал, насколько все эти люди нам чужие. Удивительно, как советские люди, приезжая в Израиль и получая все бесплатно, плачут и жалуются и требуют так, как будто им тут все очень задолжали.

17 мая. Ср. Хайфа. Рамат-Ган.
От Нудельманов приехал к матери Волохов, она была счастлива, кормила и не знала, куда посадить меня. Они с отцом очень довольны, но очень скучают по детям.
В Хайфском музее познакомился с директором Тадмором. Рассказывал ему о московском авангарде и показывал. Я хочу выставку свою в музее, продать работы музею, выставку моск. авангарда. Тадмор приедет ко мне через пару недель. Он молод и производит самое приятное впечатление.
Был у художников Гроссбардов. Смотрели картины, обедали, и я задал им вопрос, почему они коммунисты, и рассказывал им, как отвратительны дела коммунистов. Бесполезно.
Был в галерее Гольдмана и предложил ему свои работы, но он не захотел.
Был в галерее Нахмани, она вязла 2 моих работы (монотипию и акварель).
Ехал в поезде и приехал в Тель-Авив, в Рамат-Ган к Шепсам и ночевал у них.

18 мая. Чт. Рамат-Ган. Тель-Авив. Иерусалим.
Посетил плохую выставку Сесиль Мильштейн в павильоне Рубинштейн.
Был у Анны Тухмайер и беседовал с ней, она по-прежнему красива.
Был в галерее Лим, Талия Гай выписала мне чек на 1000 лир.
В музее встретились с Марком Шепсом, поехали к нему, пообедали и на такси поехали к нам в Иерусалим с Эстер и детьми.
Ирка с Златкой и Яшенькой встретили нас у дома, и Ирка была очень рада.
Весь вечер говорили с Марком и смотрели мои книги и коллекции. Просмотрели много работ Яковлева и обсуждали перспективы выставки московских художников.

19 мая. Пт. Иерусалим.
Гуляли все вместе с Шепсами (кроме Златочки) в Старом городе и на базаре. Впервые посетил Стену Плача.
Было жарко, устали, вернулись, пообедали курицей с гриля. Шепсы уехали в Бейт-Лехем.
У меня была писательница, русская, эмигрантка из США Алла Кторова (Виктория Шандор). Очень экспансивная. Приехала от Наташи Белинковой.
Несколько дней назад приехал в Израиль из Москвы и сегодня пришел к нам математик, поэт Юрий Иоффе (муж Надежды Яковлевны Шатуновской, отец девочки-демократки Ольги Иоффе). Громадный, седой, бородатый и симпатичный мужчина. Мы с ним и Марком пили водку и беседовали.
Вечером с Марком смотрели работы Яковлева, и я прямо тут же и уснул.

20 мая. Сб. Иерусалим.
Шепсы ночевали у нас. Утром с Марком досмотрели коллекцию и обсуждали возможность и перспективы выставки московских авангардистов.
Марк с Офиром и Ялоном поехали в Старый город, а мы с Иркой, Эстер и детьми были дома, и мне пришла в голову идея создать вместе с Марком галерею.
Марк и дети вернулись, мы обедали и обсуждали идею галереи и прочее.
Я проводил Шепсов, они уехали домой в Тель-Авив. Мы с Иркой остались очень довольны своими гостями, они действительно наши близкие друзья.
Приехала Маша Ванд-Поляк (из «Амидара») с американкой (бывшей) Зиной Бернер. З.Б. подарила нам 2 симпатичные пепельницы, а М.В.-П. мне рубашку сына, которая мне идет. Маша выбирала мои работы для покупки, и мы пили чай.

21 мая. Вскр. Иерусалим.
Пишу текст передачи о израильских музеях для «Кол Исраэль» на СССР. Бездействую.

22 мая. Пн. Иерусалим.
Большая ссора с Иркой из-за жирного пятна, попавшего на конверт письма. Разбит чайный чайничек, отбито ушко чашки, облита чаем стена.
Нора Виленская («Нора-галери») заехала смотреть мои работы, и они ей понравились, она предложила мне выставку. Нора — из старых русских, дружила с Соней Делоне (обе из Одессы) и выставляла ее. Бейтан заглядывал.

23 мая. Вт. Иерусалим.
Тальфир в «Газите» напечатал статью обо мне и 3 репродукции.
Роман Гуль прислал письмо с отказом от моей рецензии на стихи Бергера.
Я наклеивал «полезные советы», читал детективы, играл с Златочкой. Вечером были у нас Ю.Иоффе и Балабанов, пили водку и коньяк, и Иоффе напился пьяным.

24 мая. Ср. Иерусалим. Тель-Авив. Гиватаим.
Приехал в Тель-Авив. В павильоне Рубинштейн встретился с Марком Шепсом и познакомился с хорошим художником Андре Немешом (еврей, живущий в Швеции) (его выставка сейчас в павильоне Рубинштейн).
С М.Шепсом были в новой галерее Йодфат на выставке Тумаркина. Встретил там Стемацкого, познакомился с худ. Питтой Рубин и Раей Арбель.
Были с Яшей Александровичем на вернисаже Немеша. Видел Гамзу, Эстер Шепс и др.
Встретился с Яшей Александровичем, обедали у него дома, спали после обеда, с ним и Геней поехали на выставку «Человек и его жилище» и гуляли там. Ночевал я у Яши.

25 мая. Чт. Гиватаим. Тель-Авив. Нетания. Акко. Цфат.
В галерее «Лим» получил у Талии Гай 500 лир. Талия поздравила с продажей первой работы. Заглянул в «Гордон-галери», взял обратно одну работу. Зашел к Корнам.
С Яшей Александровичем поехали в Цфат. Обедали в придорожном ресторане. Остановились в Нетании. Проехали Хайфу. Были в Акко. Приехали в Цфат к яшиной подруге. Гуляли по Цфату. Обедали в ресторанчике. Были в галерее «22». Ночевали в доме яшиной подругии Яэль, красивый старый арабский дом с двориком и нишами.

26 мая. Пт. Цфат. Дорога. Афула. Тель-Авив. Иерусалим.
Вернулись в Тель-Авив утром с Яшей.
Я взял в музее каталоги Неизвестного, афиши и пр., осмотрел экспозицию. Обедал с Др. Корном, его женой и дочерью Лизой в ресторане. Вернулся на шейруте в Иерусалим.
Семейство мое в порядке, Златочка похорошела, Гробманы-Магиды прислали Яшке в подарок фильмоскоп с диапозитивами.
Заходил М.Бейтан, очень долго сидел и надоел крайне, и я еле дождался его ухода. Он считает, что опекает нас, а мы его терпим, т. к. он человек одинокий и его жалко.

27 мая. Сб. Иерусалим.
Были с Иркой у Сони Баевской вечером. Чай, кофе, вино, сэндвичи и пр. Приятели Сони, ее родители. Была милая Мириам Таль.

28 мая. Вскр. Иерусалим.
Был в Музее Исраэль. Беседа с Ионой Фишером (выставки моей не будет, работы будут куплены). Бродил по музею.
Беседовал с Норой Виленской в ее галерее. Условия выставки у ней — 600 лир плата + 33% с продажи. Я не согласен. Пил вермут с Павлом Липшицем.

29 мая. Пн. Иерусалим.
Подготовил материал для «Сиона» — «Еврейские худ. авангардисты в Москве».
Написал первую статейку о Виталике Стесине. Опять был М.Бейтан и уморил меня.

30 мая. Вт. Иерусалим.
С Иркой и Златочкой в коляске гуляли на арабском шуке и покупали продукты.
Заходил к Аврахами — ничего не продано. Молодая художница из Колумбии Титина Сарага (Итта).
У Яшки кончился конъюнктивит, у меня правый глаз воспалился.

31 мая. Ср. Иерусалим.
Пишу передачу на «Кол Исраэль» о Тель-Авивском музее.
Террористы-японцы убили в Лоде ок. 30 чел. и ранили ок. 70, евреев и туристов.
Вечером: Юра Иоффе, Леонид Франк (профессор математики), М.Бейтан и мы. Отчаянный спор о алие из России, трудоустройстве и прочем.
Сегодня я через М.Бейтана получил вызов для Стесина.

1 июня. Чт. Иерусалим.
Окончил текст для «Кол Исраэль» о Тель-Авивском музее.
Яшенька заболел. Высокая t°, простуда и к тому же расстроенный желудок.
Люди: громоздкий Ю.Иоффе. Сосед Балабанов.

2 июня. Пт. Иерусалим.
У всех нас расстроенные желудки, чем-то отравились.
Был у Комайской и отнес ей свою радиопередачу.
Были у нас Арохи, прелестные люди, мы беседовали и смотрели картины.
Вечером пил водку с А.Балабановым и играли в шахматы и шашки.

3 июня. Сб. Иерусалим.
Продолжаем болеть желудками, а у меня + к этому похмелье.
Приезжал милый Цви Эйаль с женой и дочерью. Смотрели меня и Яковлева, беседовали.
Вечером заходил Вадим Меникер.

4 июня. Вскр. Иерусалим.
Миша Канд вырвал мне гнилой коренной зуб.
Ныла рана от зуба, занимался мелкими делами, играл в шахматы с Балабановым.

5 июня. Пн. Иерусалим.
С Моше Кармелем в Мин. Иностр. дел планировали кампанию в защиту Пенсона.
В Доме художника с Анжелой Селиктар смотрел ее выставку.
Приехал Володя Григорович, он уже неделю как в Израиле. Как далек он был от этого, когда в Москве я впервые с ним заговорил об Израиле. И вот он здесь. С ним был Роман Каплан. Я был с ним знаком более 10 лет назад, он исчез с моего горизонта и вдруг так неожиданно всплыл.
Я отвез в Дом художника свою графику для выставки.
Ирка накормила и напоила Григоровича и Каплана. Григорович рассказывал о Москве и евреях, восторгался квартирой нашей и моими успехами. Уехали.
Ирка с Цви Фефером поехала в Мевасерет Цион и привезла от Купермана то, что передал В.Стесин. 3 картонных ящика, папку, рулон. И все это картины, рисунки — сотни и сотни работ. Это невероятное счастье, плюс там же фотографии и много самиздата. Это невероятный материал, это огромное собрание. Я уж не надеялся, что все это вернется ко мне. Несколько своих эстампов, некогда подаренных мне, Куперман тайно вытащил из папки.

6 июня. Вт. Иерусалим.
Разбираю коллекции, присланные Стесиным.
Яшка сегодня хотел сказать нам: «Смотрите, я умею кувыркаться», а сказал: «Выкуверкакиваться» — это особенно актуально прозвучало после семейного поноса.

7 июня. Ср. Иерусалим.
Разбираю коллекции, присланные Стесиным.

8 июня. Чт. Иерусалим.
Разбираю коллекции, присланные Стесиным.
Вечером: Яша Александрович с Яэлью, с Гадом Разгуром с женой, Арье Арох с Бецалелем Шацем.
Я показывал коллекцию. Ароху и Шацу понравился Яковлев и пр., но они не считают это первоклассным в художественном отношении. Это им чужое, и они не очень понимают дух и смысл вещей.

9 июня. Пт. Иерусалим.
Юрий Иоффе принес на прочтение свой очерк «Москва — Иерусалим». Я заявил ему, что если этот очерк в таком виде появится в «Посеве», чтоб Иоффе больше к нам не приходил. Я сказал, что этот его очерк в рамках между безответственностью и подлостью и что Иоффе, находясь на иждивении у людей Израиля, клевещет на них.

10 июня. Сб. Иерусалим.
Нас навестила Яна Горовиц с мужем и друзьями, подарила скатерть, вино, шоколад.
Мы с Иркой зашли к Моше Занду, мы сошлись во мнении, что Иоффе жалок и никчемен.
Мы с Иркой заехали к Феферам, потом были с Цви в маленьком кафе.
Я нарисовал сегодня два рисуночка.

11 июня. Вскр. Иерусалим.
Был в туристическом бюро (нужен гид), в муниципалитете (нужен телефон), на радио (насчет своих передач), в галерее Аврахами (ничего не продано).
Видел Итту Сарага. Она родственница Льва Троцкого. Хочет учиться у меня искусству.
Вечером пили коньяк с Сашей Гительсоном и Аликом Балабановым. Саша сообщил, что моя статья о моск. худ., рецензия на Я.Бергера и стихи пойдут в № 2 «Сиона».

12 июня. Пн. Иерусалим.
Всем семейством были в галерее Нора.Я сказал Норе Виленской, что согласен без платы только за 33% за проданные работы сделать у нее выставку. Она согласилась.
Были в Доме художника, там выставка «Графика 72». Мою они повесили только одну литографию «Заветное дерево». А многих худ. по 2 работы.
Были в только что открывшейся галерее «Шац». Выставка там плохая. Я договорился с хозяином Кремером, что он приедет ко мне.
Ирка с детьми поехали домой, а я был в бюро у Цви Фефера. Был в Старом городе.

13 июня. Вт. Иерусалим.
Утром посетил меня старик Абрам Аронсон, ватик из Харькова, бывший книгопродавец, любитель русской поэзии, живущий в Хайфе.
Рисовал акварелью.

14 июня. Ср. Иерусалим.
Был в Доме художника и в отделе культуры ирии, купил на евр. шуке сумку дынь.
Вечером у нас: болван Балабанов, ругающий Израиль (а я ругал Балабанова), и Михаэль Бейтан, он теперь зав. отделом по русской алие в своей партии «Независимых либералов».
Златочкины глазки выздоравливают, и она опять похорошела.

15 июня. Чт. Иерусалим.
Окончил акварель «Рождение Земли». Нарисовал тушью и акв. «День» и еще рисунок.
Вечером была Итта Сарага. я показал свои работы. Заходили Грейдингеры.
Цви и Мэри Фефер приносили своего младенца, и он спал у нас, а они были на свадьбе.
Днем приезжал новоиспеченный маршан Кремер с дамой — галерея «Шац». Предложил выставку и прочее.

16 июня. Пт. Иерусалим.
Сегодня год, как мы подали документы в ОВИР на выезд в Израиль.
Нарисовал тушью и акварелью: Клеопатру, Йом Кипур и еще 2 акварели.
Вечер за столом у Балабанова. Знакомство с очень симпатичным архитектором Виталием Свечинским.

17 июня. Сб. Иерусалим.
Были Гальперины-Ордер (мать, Жанна и Фима), привезли чемодан Ев. Ар. с постельным бельем, скатертями и игрушками детям. Очень милые люди.
Заходили Лена Меникер и Нелля Занд.
Сегодня Златочке — 1 годик. Вечером — торжество. Коньяк, вино, бутерброды и прочее. Были: Мириам Таль, М.Бейтан, Абты, Грейдингеры, Балабанов, Канды, Зильберберги, Лена Меникер. (По сути дела, кроме Мириам Таль, все люди чужие.)

18 июня. Вскр. Иерусалим.
Был Тадмор, куратор Хайфского музея искусства. Я показал свое и кое-что из коллекции. Тадмор выбрал для покупки «Старика-садовника» и «Все проходит». Выставку мою он не хочет делать. Мы пили кофе и беседовали.
Слушал музыку на Балабановском проигрывателе.
Заходила Геся Комайская, мы сошлись, что русская алия сейчас плоховата, люди в основном низкого качества.

19 июня. Пн. Иерусалим.
Записал свою беседу о Тель-Авивском музее на радио, для России.
Слушал музыку. Заходили Патласы с приятелем. Вечером был М.Бейтан.
Видел Цви Фефера. Отдал в галерею Шац несколько своих работ.

20 июня. Вт. Иерусалим.
Энгель вернул мои работы, он ничего не продал и сказал, что они должны быть дешевле.
Был на радио, говорил с Вебером о моих передачах. Был у Цви Фефера в бюро.
Был у Кремера, отдал в оформление своих «китайцев», оплачу картинами. Кремер заинтересован во мне. Был в Доме художника и встретил там А.Селиктар.
Был у госпожи Сафрай, они контактируют с Куперманом — он ищет галерею.
Был у Норы Виленской. Моя выставка откроется 8 июля, все расходы она берет на себя, обсудили детали. Видел сына Норы — Павла Липшица.
В мое отсутствие у Ирки была Итта Сарага. У Итты ограбили комнату, все унесли.

21 июня. Ср. Иерусалим.
Нора Виленская была у меня и выбрала работы для выставки у себя.
Я начал рисовать гуашью новую работу.
У Ирки воспалился глаз и горло.
Вечером был у нас Моше Кармиль с дочерью Суламифью. Коньяк, вино, беседа.

22 июня. Чт. Иерусалим.
Я зашел к Итте Сараге, а потом она была у нас, мы с ней рисовали.
Заходили к нам посол Израиля в Чили — Дов Сатат с женой Минной.
Был Цви Фефер.

23 июня. Пт. Иерусалим. Рамат-Ган. Тель-Авив.
Феферы заехали за нами и отвезли в Рамат-Ган, к Шепсам.
я был в галерее «Лим», видел Талию и Лидию Гай, получил 1000 лир. Познакомился с худ. из Литвы (8 лет назад) Хананом Мильнером и ездили с ним в Тель-Авивский музей. Видел и говорил с Др. Гамзу и видел Марка Шепса. Был у Тальфира в редакции.
Вернулся к Шепсам. Вечером были родственники Марка и фильм о бар-мицве Офира.

24 июня. Сб. Рамат-Ган. Герцлия. Гиватаим. Яффо.
Я, Ирка, Златочка, Яшка, Яша Александрович и его дочь Майя поехали на море в Герцлию, купались и плавали. Златка бегала на четвереньках по берегу и ела песок.
Обедали у Александровичей и отдыхали.
Вечером мы с Иркой, Александровичами и Марком Шепсом были в Старом Яффо у Давида Мешулама. Пили коньяк, беседовали и смотрели картины и скульптуры.

25 июня. Вскр. Рамат-Ган. Тель-Авив. Иерусалим.
Я — у Шепсов с детьми и Эстер, Ирка — на шуке Кармель, Марк — на работе. Ирка вернулась усталая, со многими покупками.
Всем семейством и с Марком были в павильоне Рубинштейн, я выбрал рамки.
Всем семейством были у Корнов. Др. Корн передал мне 1100 лир за мою картину, купленную доктором Адасом.
На шейруте вернулись домой, в Иерусалим, дети заснули в дороге.

26 июня. Пн. Иерусалим.
Канд вырвал зуб, а десна болела 3 недели и особенно воспалилась сейчас. Я пошел к доктору Гринбергу, соседу из Румынии, и он вырвал мне оставленный Кандом корень и удалил осколок, и еще удалил испорченный «зуб мудрости». Было не больно. Миша Канд просто шарлатан, а Гринберг очень хороший специалист. Вечером был Ханан Мильнер.

27 июня. Вт. Иерусалим.
Готовим с Норой Виленской выставку.
Приезжал худ. Штрайхман с людьми (худ. Ариэли и инженер-винодел Авни с женами).
Был Габриэль Тальфир с Ривкой. Я подарил им свою работу, акварель. Смотрели мои работы и коллекцию. Вместе поехали в музей на выставку Стемацкого.
Мы с Иркой на выставке Стемацкого. Много знакомых. Арох с женой, Мириам Таль, Лея, Блатман и др. Познакомился с Хазазом и с худ. Абрамовичем. Иона Фишер странным манером не захотел со мной говорить о покупке моих работ.

28 июня. Ср. Иерусалим.
Был у Норы Виленской, она готовит приглашения для выставки. Бездействовал.
С Бейтаном поехали в Мевасерет Цион. Юрий Красный. Приторные Калики. Двуличные Кольцатые. И Куперман, мой завистник, но внешне очень мил. Он заключает контракт с Салмановым на 2000 в месяц за 4 холста и делает мелкую выставку в Иерусалиме.
По пути домой были с Иркой и Бейтаном в кафе.

29 июня. Чт. Иерусалим.
Ведь день был у нас Юра Красный. Он оказался очень симптичным человеком. Он плохо относится к Калику и Куперману и думает, что Куперман уедет из Израиля.
По радио на Москву была моя передача, я читал очерк о Тель-Ав. музее, очень хорошо.

30 июня. Пт. Иерусалим.
Привожу в порядок свои публикации, наклеиваю на паспарту.
Приехал Володя Григорович с женой и дочкой на пару дней, живут у нас.
Вечером еще был Балабанов с приятелем. Потом был Мих. Бейтан.

1 июля. Сб. Иерусалим.
У нас весь день Григоровичи, они с Иркой ездили в Старый город.
Играли в шахматы и шашки с Балабановым и Григоровичем.
Проклятая напасть — теперь опять болят десны от вырванных зубов.

2 июля. Вскр. Иерусалим.
Неожиданно приехал Арон Априль с приятелем Борисом. Мы обедали вместе, беседовали о Москве, смотрели фото с картин Априля, я рассказал Априлю, что и как он должен предпринять. Он приехал из Москвы в уверенности, что я занимаю официальный пост по делам искусства. Смешно.
Была Итта Сарага. А вечером был нудник Бейтан.

3 июля. Пн. Иерусалим.
Был Юра Красный, беседовали, обедали, смотрели картины, ужинали.
Была Ида Зильберберг с Анечкой, пили чай.
Вечером играл с Балабановым в шашки, выиграл 8 раз подряд.

4 июля. Вт. Иерусалим.
Меникеры в своем амплуа, хапают все, что плохо лежит. Они пытались присвоить на этот раз газеты «Новое Русское Слово», которые передал мне Занд.
Читаю и вырезаю «НРСлово». Играю с Балабановым в шашки.

5 июля. Ср. Иерусалим.
Читаю и вырезаю «НРСлово».
Наши денежные дела до сих пор не определились и не стабилизировались.

6 июля. Чт. Иерусалим. Тель-Авив.
Нора Виленская отпечатала 500 приглашений с репродукцией «Бабочки Стесина» и отдала мне 150 штук. я разослал 76 приглашений.
Приехал на шейруте в Тель-Авив. В галерее Блатмана встретил Мириам Таль. С М.Таль были в галерее «Лим». Пили кофе с Мириам в кафе и беседовали.
Был у Арговых. Михаэля нет, только Михаэла с детьми.
Зашел к Катмору и курил у них марихуану. Беседовал с Ури Коганом, Катмором и Анной. Слушал музыку, нарисовал рисунок.
Ок. 3 ч. ночи ушел от Катморов и бродил по ночному Тель-Авиву и Яффо. В яффо пустые улочки, темнота, каменные экзотические декорации, море и наконец — рассвет,
и я ушел опять в Тель-Авив.

7 июля. Пт. Тель-Авив. Гиватаим.
Я пришел в галерею Лим и вел переговоры о делах. Талия Гай считает, что мы не должны писать контракт и наши свободные отношения лучше. Я видел ее красивую дочь — Лидию и говорил с ней. Получил у Талии чек на 1500 лир.
Встретился с Яшей Александровичем, обедали у него дома с Геней и Майей. Заснули после обеда, и я проспал до вечера. К Яше и Гене пришли гости, и мы беседовали за коньяком и пр.

8 июля. Сб. Гиватаим. Тель-Авив. Иерусалим.
С Яшей и Майей были в бассейне в Савьоне и купались. Вернулись, пообедали.
Я ушел пешком в Т.-А., долго бродил, был у Менахема Лиора.
Вновь встретились с Яшей, были в Яффо. А потом с Яшей и Геней были в кино. А потом Яша отвез меня на шейрут, и я полусонный приехал в Иерусалим, из центра дошел пешком домой, Ирка спавшая проснулась, встретила меня, она больна, простужена. И мы все заснули.

9 июля. Вскр. Иерусалим.
Читаем с Иркой пачку газет «Новое Русское Слово».
Яшка научил Златку, и она теперь становится на колени, выгибается и с размаху падает вперед на ладони. Очень разбойничает, разбивает чашки, все перевертывает, рвет, сует в рот. При случае бьет по мордам — это признак игры и ласки.

10 июля. Пн. Иерусалим.
Читаю и вырезаю информацию из пачки газет «Новое Русское Слово».
С помощью Бейтана перевез работы в галерею Норы Виленской.

11 июля. Вт. Иерусалим.
Читаю и разрезаю «Новое Русское Слово».
Гуляли со Златкой, Яшкой, Иркой. Зашли к мадам Сатат, дали приглашения.

12 июля. Ср. Иерусалим.
Получил у Кремера своих «китайцев» в рамочках, развесил.
Был в галерее у Норы, работы оформлены и расположены очень плохо.
Вечером у нас: приевшийся Бейтан и милая Мириам Таль.
У Яшки была повышенная t°. Златка после купания в простыне — прелестна.

13 июля. Чт. Иерусалим.
Я был у Мириам Таль, и она переводила мне и печатала  тексты для выставки. Я подарил ей офортик. Познакомился у нее с художником Томасом Кронером — странным человеком.
Был в Доме художника. Был у Кремера в галерее «Шац».
Гулял со Златочкой. Играл в шашки с Балабановым.

14 июля. Пт. Иерусалим.
Был у Мириам Таль, она передала мне пачку размноженных листков для выставки.
Отдал Кремеру в окантовку и для обрамления 7 вещей своей коллекции.
Был у Норы.
К нам приехал с ночевкой Григорович. С ним и Балабановым играли в шашки.

15 июля. Сб. Иерусалим.
Открытие моей выставки в студии «Нора». Было около 150 человек, в т. ч. М.Таль, М.Аргов, М.Сима, А.Арох, Кремер, Н.Безем, А.Офек, А.Селиктар, Яша Александрович.
После выставки были у нас: худ. Монтарье с женой, Бейтан, Григорович, Балабановы, а позже Яша Александрович с Майей и ее подругой.
Вечером: я, Ирка, Григорович и Бейтан были у Красного.
Григорович ночевал у нас.

16 июля. Вскр. Иерусалим.
С Григоровичем были у Норы Виленской, в Доме художника, в галерее «Шац», в антикварных и книжных магазинах. Ходил я в Старый город.
Читал пачку газет «Новое Русское Слово».

17 июля. Пн. Иерусалим.
Был у Норы и встретил там Априля. Арон Априль весь день у нас, они с Иркой ездили в Старый город. Я окончил темперо-гуашь «Йегуда и Шомрон».
Вечером у нас: М.Бейтан, А.Априль, М.Нойбергер с девушкой-репатрианткой Сусанной Левит. Позже Нафтали Безем с женой.
Априль ночевал у нас. Мы пили с ним вино и беседовали.
В «Нашей стране» сообщение о моей выставке (и в «Джерузалем пост»).

18 июля. Вт. Иерусалим.
Утром у нас Априль.
Юра Красный привез свой багаж и среди прочего 2 ящика для меня от Стесина, с моими коллекциями. У Красного виделись с Куперманом, у Купермана рыбьи глаза.
Распаковка стесинских ящиков с замиранием душевным. Сотни и сотни работ. Масло, темпера, гуашь, рисунки, литографии. Мои коллекции возвращаются ко мне. Сотни вещей. И я разбирал все это, мечтая о будущих выставках.

19 июля. Ср. Иерусалим.
Совершал перестановку у себя в комнате и разбирал коллекции.
Приезжали Ванд-Поляки. я поменял им свою гуашь на письменный столик.
Заехала вечером Мириам Таль, она сосватала меня, чтоб я сделал роспись в отеле.
Арабы выгоняют советских военных советников из Египта.

20 июля. Чт. Иерусалим.
Был в отеле «Дипломат», говорил о фреске с хозяином Х.Шифом и директором Гольдманом. Был у А.Офека, советовался насчет фрески.
Был у Н.Безема, советовался насчет фрески, насчет галерей и пр. Пили виски.
Спал, а потом было похмелье от виски.
Был Саша Гительсон, говорили о журнале «Сион» и пр. Налаживается какая-то русская пресса, но вся она в руках дилетантов.

21 июля. Пт. Иерусалим.
Разбираю свои коллекции.
Сказал Гольдману в отеле «Дипломат», что хочу 18.000 лир и месяц срока за фреску.
Ю.Красный и В.Григорович были у нас. Григорович ночевал у нас.
Заходил я к А.Офеку.

22 июля. Сб. Иерусалим.
С Иркой, Григоровичем, Красным Ю. и П.Гольдштейном пошли на выставку Купермана в каком-то социальном клубе. Хорошие работы 70-71 гг. и очень плохие последние. Эксплуатация местечковой темы. Юра считает, что это то, что пойдет в Израиле, — как он ошибается.
Познакомился с министром Моше Колем и немного беседовали, очень приятный человек. Познакомился с маршаном Салмановым — неприятный человек. М.Таль хвалит плохие работы Купермана, но она добрая душа. Висят и работы Купермана, выкраденные им из моих ящиков, и на них плохо стертые надписи «Дорогому Мише Гробману…»
Видел А.Гвили и др. многих.
С Гальпериными-Ордер и с Каликами и с Паничами был на своей выставке у Норы. Ничего не продается. Разбирал дома свою коллекцию.
Был Менахем Лиор с женой и детьми, выбрали работу в обмен на книги.
Был М.Бейтан, я отдал ему 3 рисунка в полцены, т. е. за 150 лир. Ужинали.

23 июля. Вскр. Иерусалим.
Разбираю свою коллекцию.
Окончательно решил пойти учиться водить автомобиль.

24 июля. Пн. Иерусалим.
Был в 4 книжных магазинах, предлагал обмен: книги на картины. В одном месте — Михаэль Зак, хозяин заинтересовался.
Был у Норы Виленской. Ничего не куплено. Разговаривал с ней и Павлом Липшицем.
Был в «Ван Лире», познакомился с директором Малкой Кейнан, предложил читать лекцию о московских худ.
Были у нас: Саша Гительсон и Бени Галь с «Кол Исраэль». Б.Г. брал у меня интервью.
Заходила Дина Динур (Фиалковская). Перед сном был Юра Красный.

25 июля. Вт. Иерусалим.
Привожу в порядок коллекцию. Вечером были В.Григорович, М.Бейтан.

26 июля. Ср. Иерусалим.
Сдавал экзамены на зрение и слух для вождения машины.
Зашел за Мириам Таль и проводил ее через весь город и беседовали.
Зашел в «Регистрацию обществ» к Райсу, и он сказал, что статус написан правильно.
Проводил Ирку с Яшенькой и Златочкой на автобус, они уехали в Хайфу, к Волохам.
Зашел к Итте Сараге и ее жениху, выпили вина, беседовали.
С Рафи Абтом поехали к Маше Ванд-Поляк, взяли у нее письменный столик, который я поменял на свой рисунок. А соседка Маши отдала кучу детских вещей.
Дома совершал перестановку в своей комнате в связи с новым столом.
Приехал Яша Александрович. Мы с ним решили открыть свою галерею.
Зашли Ю.Красный и М.Бейтан. Коньяк, фрукты, разговоры.

27 июля. Чт. Иерусалим.
Завтрак с Яшей Александровичем в отеле «Мориа».
Прелестная девушка Лиор, официантка в «Мориа».
Искали с Яшей помещение для своей галереи на ул. Шломцион ха-Малка. Нашли два помещения около галерей Энгеля и Сафрая. Беседовали с Энгелем, Сафраем (не сказали, что мы хотим), со многими владельцами магазинов.
Обедали с Яшей, Гадом Разгуром и Цилей Ливни в отеле «Мориа». Отдыхали и слушали музыку в квартире Гада. Искали с Яшей помещение на ул. Кинг Дэвид, не нашли. Искали помещение на ул. Кинг Джордж и Бен-Йегуда, и не стали искать. Ужинали с Яшей в ресторане на Яффо. Много ездили на яшином «Форде» по улицам. Пили чай и беседовали с Яшей у Мириам Таль, она прелестна. Вернулись домой и ночевали с Яшей у меня в квартире.
Получил из Тель-Авивского музея 3000 лир.

28 июля. Пт. Иерусалим.
Впервые в жизни, под руководством учительницы, вел машину — «Фольксваген»-жучок».
Яша был у армян и говорил о сдаче ими помещения.
Ездили с Яшей по городу. Под руководством Яши я купил шкафчик в ванную.
Купил 1-й том и подписался на 30 тт. Достоевского.
В «Едиот ахронот» статья Мириам Таль обо мне и репродукция. В «Маарив» тоже есть статья. В «Джерузалем пост» репродукция и краткое сообщение. А также в «Едиот хадашот» на немецк. яз.
Обсуждали с Яшей условия нашего дела с галереей.
Была Дина Динур (Фиалковская).
Яша уехал в Т.-А. Я был у Меникеров. Ленина мама привезла от Ев. Ар. скатерти.

29 июля. Сб. Иерусалим.
Занимался своей коллекцией работ Е.Л.Кропивницкого.
Были с М.Бейтаном в Старом городе, потом ели у него, ездили в Кирьят-Моше к Варде Эрбер, но она болеет, и мы были у меня с 2 ее подругами — Рикой и Лиз.

30 июля. Вскр. Иерусалим.
Занимался коллекцией работ А.Г.Попова-Фрина. Играл в шахматы с А.Балабановым.
Взяла меня тоска и написал я стихи «Над белой землею встает незапятнанный медленный диск…» И вдруг слышу Иркин голос во дворе, это она с Яшкой и Златочкой вернулась из Хайфы, и тоска моя пропала.

31 июля. Пн. Иерусалим.
Окончил начатые вчера стихи «Этот берег прижался губами к Средиземному центральному морю…».
Занимался акварелями А.Г.Попова-Фрина.
Полчаса ездил на маленьком «Фольксвагене» — учился вождению.

1 августа. Вт. Иерусалим.
Разбирал свои коллекции и вещи. Заказал полки книжные, установил их и переставил книги. Златочка очень похорошела, прелестна неимоверно.
Заходила Лиля Нудельман к нам.

2 августа. Ср. Иерусалим.
Вечером был у Ю.Красного, пили водку с ним и Гительсоном. Спорили с Павлом Гольдштейном. Статья моя о моск. худ. «Сиону» не подошла. Все эти «активисты алии» ужасающе невежественны, они вывезли с собой гнусную советскую «эстетику», советские привязанности. Авангард им чужд и враждебен. До 3 ч. ночи смотрели с Красным его работы и беседовали.
Днем с Иркой и Златкой были у супругов Сатат. Дов Сатат — посол в Чили.

3 августа. Чт. Иерусалим.
Читаю старые №№ «Нового русского слова» и вырезаю.

4 августа. Пт. Иерусалим. Тель-Авив.
С Балабановым и Борисом приехали в Тель-Авив к Яше Александровичу, и Яша устроил ему, т. е. Балабанову, встречу с людьми насчет мошава ученых.
Обед у Александровичей. Посетили с Яшей Шепсов. Марк купил машину «Ауди». Посетили с Яшей Арье Гвили. Гвили обещал содействовать получению денег на галерею. Гвили высказал мягкое неудовлетворение поведением Купермана, и я высказал ему все о Купермане.
Вечером с Яшей и Геней в отеле «Рамат-Авив» за столиком с группой яшиных знакомых. Познакомился с Симхой Гильденманом, он общественный деятель ветеранов борьбы с фашистами. Ночевал я у Яши.

5 августа. Сб. Гиватаим. Рамат-Ган. Яффо.
Утро у Яши.
Был у Амиры Ферстнер. Беседа с ней и ее мамой за рюмкой водки.
Был у Давида Мешулама, смотрели его альбомы и беседовали. Он остроумный художник-рассказчик, а рисунки его прекрасны. Он согласен дать работы в нашу галерею.
С Мешуламом и его женой были у проф. экономики Абрама Даниэля и пили коньяк.
С Яшей Александровичем — в Яффо, в галерее Жана Тироша. Ночевал у Яши.

6 августа. Вскр. Гиватаим. Тель-Авив. Яффо.
Полдня был у Дова Фейгина и Жени. Смотрели его абстрактные скульптуры, обедали, беседовали.
Получил 1500 лир в Лиме у Талии Гай. Познакомился с писателем Абой Ковнером. Познакомился в Лим с новой работницей Офрой Вольперт.
Были с Яшей у Раи Арбель. С Яшей Александровичем были в Яффо. Смотрели галерею Салманова и беседовали с ним. Гуляли по Яффо. Пили вино с жареным мясом. Ночевал у Яши.

7 августа. Пн. Гиватаим. Тель-Авив. Иерусалим. Рамат-Ицхак.
Был в Сохнуте, послал вызов Эрику Булатову (по его просьбе).
Был в Т.-А. музее, видел Марка Шепса. Был в Комитете защиты сов. евреев. Приталь, Геся Комайская, Дафна Пинсон, А.Фельдман.
С Яшей и его кузеном поехали в Иерусалим. Взяли Ирку и Яшку и были в Ямин-Моше, искали место для галереи. Были у Мэри Фефер. Были у скульптора Изи Бен-Якова. Отвезли Ирку и Яшеньку домой, а сами вернулись в Тель-Авив.
Ночевал я в яшиной квартире в Рамат-Ицхаке.

8 августа. Вт. Рамат-Ицхак. Тель-Авив. Рамат-Авив. Петах-Тиква. Рамат-Ицхак.
Был в газете «Наша страна», познакомился с ред. Рабаном, а он познакомил меня с сотрудницей Цилей Клепфиш, она оказалась моей родственницей, она племянница покойного Фишла Клепфиша, мужа тети Веры, моей родной тетки по матери. Она тут же взяла у меня статью М.Таль обо мне и пустила ее в дело.
Здесь же я видел Яну Гурвиц, и мы беседовали.
Был я в Американо-Израильском культурном фонде и беседовал с его директором Меирой Герой (она прислала мне письмо). Она очень мила, и мы установили контакт.
С Яшей Александровичем и Геней были у худ. Пинхаса Абрамовича. Он показывал свои работы, есть очень хорошие.
С Александровичами — ездили в Петах-Тикву к яшиным родственникам.
Был у Дафны Пинсон на квартире ее сестры, смотрел коллекцию — буржуазный набор,
и пил коньяк.
Гулял по ночному Тель-Авиву, приехал в Рамат-Ицхак, пока искал яшину квартиру, был принят каким-то кретином за вора, ко всему тому квартира оказалась запертой, и я всю ночь бродил по улицам, вздремнул, сидя на лавочке.

9 августа. Ср. Тель-Авив. Иерусалим.
Утром пришел в яшин магазин и лег спать на 2-м этаже.
Был у Марка Шепса и Др-а Гамзу в Тель-Авивском музее, беседовал с Гамзу наспех о выставке московск. авангарда.
Был у Яши Александровича в магазине.
Купил фрукты и поехал на шейруте домой, в Иерусалим. Златочка расцвела необыкновенно. Живая и симпатичная и уже самостоятельно и часто становится на задние лапки. Яшка пропадает на улице. Я лег спать и спал до вечера.

10 августа. Чт. Иерусалим.
В газете «Наша страна» статья обо мне М.Таль и маленькая репродукция.
Мы с Иркой были у Красного, а он был у нас.

11 августа. Пт. Иерусалим.
В газете «Трибуна» день назад была статья обо мне, Купермане и некоей Л.
Читаю «Новое Русское Слово». Послал Стесину книги. Играл с Балабановым в шахматы.
Златочка прелестная и живая, уже стоит и говорит «мама».

12 августа. Сб. Иерусалим.
Вечером нас посетила милая Ривка Кацнельсон — редактор «Двар Хапоэлет», я подарил ей рисунок.
Днем я с И.Грейдингером перевез свои работы от Норы Виленской — ничего не продано.

13 августа. Вскр. Иерусалим.
Я зашел со Златочкой к Ю.Красному, он пишет на продажу. Куперман, уязвленный критикой в «Трибуне», считает, что это инспирировал я, он весьма удручен.
Были у нас Григоровичи. Григорович носится с идеей кооператива художников. Но он хочет объединить людей, с которыми у меня нет ничего общего, хотя я вынужден общаться с ними.
Как примитивны художники из Москвы, которые меня сейчас окружают, как примитивны остальные русские олим; в Москве мы не подпускали таких и на пушечный выстрел — а здесь оказались вместе. Скорее бы приезжали наши люди. Хоть бы Стесин приехал, и то было бы веселее.
Златочка излучает невероятное обаяние, она вступила в лучший возраст.
Вечером у нас была Маша Ванд-Поляк с мужем, я подарил им рисунок свой.

14 августа. Пн. Иерусалим.
Была у нас Меира Гера, арт-директор Американо-Израильского культурного фонда. Она предложила мне персональную выставку в Нью-Йорке и поцеловала меня на прощанье.
Написал письмо Терезе Альт.

15 августа. Вт. Иерусалим.
Написал письмо Лизе Уйвари.
Написал статью «О писателе Солженицыне», о его консерватизме и шовинизме. Его «Олень и шалашовка» — это просто антисемитская агитка в духе Софронова. Представляю, какой поднимется вой.
Сильно болит горло.

16 августа. Ср. Иерусалим.
П.Гольдштейн пришел в восторг от моей вчерашней статьи. Н.Граузе против нее, т. к. считает, что нельзя выступать против черносотенцев-руситов, т. к. они антисоветчики. М.Занд сказал, что все гораздо сложнее, и начал разводить обычные «интеллигентские» сопли. Эстетика диссидентов и активистов отъезда в Израиль ничем не разнится от советской официальной эстетики. Язык современных литературы и искусства им непонятен и враждебен.
Видел Ю.Красного, до чего же он все-таки ничего не знает о современном искусстве и ничего в нем не понимает. Вечером был М.Бейтан.

17 августа. Чт. Иерусалим.
Подготовил публикацию «Еврей-иконописец». Написал письмо Р.Б.Гулю.
Был Красный Ю., и я печатал его письмо Брежневу, Косыгину, Подгорному в защиту Ф.Збарского от имени Красного, Подольского, Купермана. Меня они в свою компанию не позвали — и правильно, они ведь и в Израиле мосховцы.
Играл в шахматы с Балабановым.

18 августа. Пт. Иерусалим.
Читаю «Двойник» Достоевского.
Все вместе были у Дины Фиалковской; у нее прелестная Света, дочь ее друзей.
Заглянули к Люсе Мучник, у нее Павел Гольдштейн, он снова выразил восторг перед моей статьей о Солженицыне.
Вечером у нас: Дина Динур-Фиалковская с приятелем и прелестной американкой Светой Зильберберг. М.Бейтан. Ю.Красный.
Написал статью «Еще о патриотизме. Антифельетон».

19 августа. Сб. Иерусалим.
Утром с Иркой у П.Гольдштейна и Ю.Красного. П.Г. в целом одобрил мою последнюю статью. Красный не одобрил, сказал, что я смотрю слишком черно-бело.
У Балабанова познакомились с Юлием Телесиным. Играли в шахматы. Говорили о моих статьях. Оба они не согласны со мной, Солженицын для них — свет в окошке.
Вечером был у нас М.Бейтан, глупый и скучный, но иногда полезный.

20 августа. Вскр. Иерусалим.
Был художник Пинхас Абрамович. я показывал свое и Яковлева.
Была Мириам Таль. Я подарил ей литогр. «Заветное дерево» и офортик «Лето».
Алла Кторова прислала из Нью-Йорка свой антироман «Лицо Жар-птицы», очень симпатичный.
С Иркой, Яшкой и М.Таль ходили на выставку худ. Охана.
Ночью играл с Балабановым в шахматы.

21 августа. Пн. Иерусалим.
Прочитал «Лицо Жар-птицы» А.Кторовой, очень хорошая книга.
С Иркой и Златочкой в коляске гуляли в центре города, Яшка у Гиоры.
Играл с Балабановым в шахматы.

22 августа. Вт. Иерусалим.
Мы с Иркой что-то стали сомневаться в галерее — не прогорим ли мы?
Вечером были у Нафтали Безема, говорили с ним и о галерее, и окончательно с Иркой пришли к мысли, что галерею мы открыть сейчас не можем, т. к. я не смогу сидеть там все время, а без меня дело не пойдет.

23 августа. Ср. Иерусалим. Тель-Авив.
Приехал я в Тель-Авив к Яше Александровичу — обсуждали галерейный вопрос, выпили рюмку у его соседей, были в кино — вестерн.

24 августа. Чт. Гиватаим. Тель-Авив.
Был в Комитете защиты сов. евреев: Дафна Пинсон, Рут Бар-Он, А.Фельдман, Янкелевич и др. Спор о Солженицыне, меня никто не понимает. По их просьбе подобрал работы Натана Файнгольда для выставки — они делятся на просто плохие
и на очень плохие. Натан — инженер, рисующий для своего удовольствия, но тут его пропихивают как художника-сиониста, преследуемого советской властью. Такие вот спекуляции на файнгольдах прикрывают бездарность и ненужность всех этих «комитетов».
На Кинг-Джордже купил 7 русских книг за 29 лир. С Яшей Александровичем купили мне красивые брюки. Яша повез меня в фешенебельный пивной бар.

25 августа. Пт. Гиватаим. Тель-Авив.
Гулял по Тель-Авиву. Был у редактора Рабана в «Нашей стране» — отдал статью о Солженицыне. Был в магазине у Я.Тверского, он подарил мне переизданную им книжку Ахматовой — убогий репринт.
С Яшей Александровичем купили мне красивую рубашку. С Яшей пили коньяк и виски у его соседа — мебельного фабриканта. С Яшей и 2 некрасивыми женщинами (его знакомыми) были в ресторане в Нетании и потом в Т.-А. в ночном клубе. я ночевал у Яши в доме один. Кормил Биренбаума мясом.

26 августа. Сб. Гиватаим. Тель-Авив. Иерусалим.
Обед в ресторане с Яшей, Майей и ее подругой.
Гулял один у Яркона и по улицам, где несколько месяцев назад гулял с Джерри Лайтман.
Написал стихи, сидя на бульваре Нордау: «Был дождь, и град, и озноб…».
Заходил к Рае и Рине, но быстро ушел от них. С Яшей Александровичем сидели в кафе. С Яшей были у Менахема Лиора в семье.
С Яшей были на уличной выставке (бульвар Хен). Встретил там Марка Житницкого с его ужасными картинками; познакомился с художником-прикладником Валентином Левиным и некоей Валентиной Шапиро, художницей из Москвы. Я спросил: «Вы знакомы с худ. Сергеем Есаяном?» — она отвечает: «Нет, никогда не слышала этого имени». — А картинки ее просто чистое подражание Есаяну.
Расстались с Яшей, и я поехал шейрутом домой.
Дома был поздно. Ирка была в упадочном настроении, т. к. ей скучно жить безвыходно дома. Яшенька и Златочка были мне очень рады.

27 августа. Вскр. Иерусалим.
Были у нас: Дов Фейгин, очень милый и симпатичный человек, Юра Красный, А.Балабанов, Дина Фиалковская-Динур с Моникой.

28 августа. Пн. Иерусалим.
Учился водить автомобиль.
Читаю Ирке стихи. Ирка была в Бейт-Лехеме. Златочка уже может делать несколько шагов, но предпочитает ползком. Яшка на улице.

29 августа. Вт. Иерусалим.
Был в Налоговом управлении, был в Сохнуте и в «Бейт ха-Ам» насчет яшкиного сада.
Вечером был у нас М.Бейтан.

30 августа. Ср. Иерусалим.
Учился водить автомобиль. Был у нас милый Арон Априль.
Читаю «Психоанализ в школе» Дж. Грина.

31 августа. Чт. Иерусалим.
В «Нашей стране» напечатан мой материал «Еврей-иконописец».
Вечером гуляли и были у Геси Комайской.

1 сентября. Пт. Иерусалим.
Учился водить автомобиль.
Читал Ирке стихи. Играл с Балабановым в шахматы. Грезил о Центре.
Были у Красного Ю. Там был М.Бейтан и еще девица Ида Блох.

2 сентября. Сб. Иерусалим.
Гости: Цви Эйаль с Хефцибой и тещей. Цви Фефер с Мири и сыном.
Я красил старые рисунки, читал статьи Г.Земнера о эстетике, читал Ирке стихи.
Подарил Балабановым свой рисунок. Играл с ним в шахматы (с Балабановым).

3 сентября. Вскр. Иерусалим.
Учился водить автомобиль.
Всем семейством ходили на еврейский шук: купили Яшке туфли за 18 лир, Златочке ботиночки за 13 лир, купили фрукты. Играл с Балабановым в шахматы.

4 сентября. Пн. Иерусалим.
Учился водить автомобиль.
Убирал свой стол, читал стихи, гуляли в округе с Иркой и Златочкой. Яшка у дома.

5 сентября. Вт. Иерусалим.
Учился водить автомобиль.
Читал Ирке стихи, гуляли, и Златочка ходила тоже пешком, держась за руку.
Играл с М.Кандом в шахматы. Разбирал свои бумаги. Вечером чай с М.Бейтаном.

6 сентября. Ср. Иерусалим. Тель-Авив. Хайфа. Кфар-Масарик. Гиватаим.
В Мюнхене арабы убили 11 наших спортсменов-олимпийцев.
Я приехал в Тель-Авив в магазин к Яше, и мы с ним поехали в Хайфу.
Мы с Яшей Александровичем были в кибуце Кфар-Масарик у Ицхака и Эдит Арзи. Смотрели коллекцию Арзи. Ужинали в кибуцной столовой, большой и роскошной, я в счет своих картин взял у И.А. ящик красок, которые производит их кибуц.
Вернулись с Яшей в Гиватаим и ночевал я у них.

7 сентября. Чт. Гиватаим. Тель-Авив. Иерусалим.
Написал стихи «Никто не заметил, как умер последний араб…».
С яшиной помощью купил стиральную машину (430$ + 50 лир) и телевизор (190$ + 100 лир).
В банке встретились с Сашей Арговым.
Был в «Лим», чтоб получить свои 1500 лир, но Талии Гай не было — видел Амалию Арбель и Лидию. Прошелся по галереям.
Был у Якова Тверского. Приехал в Иерусалим. Был у Мириам Таль.
Вернулся домой — Златочка прелестна, хорошеет день ото дня. Яшке я привез игрушку, и он сразу исчез. Играл у Балабанова в «го» с Фредди.

8 сентября. Пт. Иерусалим.
Сделал ксерокопии, был в Доме художника, был в бухгалтерии радио.
Вечером зажгли 4 свечи и выпили по рюмке вина, ужинали. Так наступил еврейский Новый год.

9 сентября. Сб. Иерусалим.
Всем семейством зашли к послу Дову Сатату. Я подарил рисунок на Новый год. Жена Сатата подарила Ирке банку варенья, собственного. Знакомая их — Эмма — зашла к нам ненадолго.
Были у нас Ванд-Поляки. Павел принес сшиватель, бумагу, папки — в счет обмена.
Маша принесла фарш. рыбу, и мы ее ели под водку. Читал я свои статьи.
Наши сбили 3 сирийских «Сухих-7», разбомбили диверсантов — ок. 200 штук.

10 сентября. Вскр. Иерусалим.
Ирка ведь день страдала — куда девать Златку, с кем оставить на вечер — спасла Женя Балабанова.
С Ривкой Кацнельсон были с Иркой у писателя Натана Агмона-Быстрицкого, очень милого человека. Он сказал мне, что я такой, какого он хотел бы меня видеть, и мы расстались с лучшими чувствами. Он и его друг писатель Шимон Халкин были в восторге от моих стихов, которые я читал вслух. Халкин сказал, что я настоящий поэт, и повторял, смакуя, строки из моих стихов, в т. ч. «лучистое бремя огня». Н.Б. читал мои стихи вслух. Кроме того были жены писателей и еще одна пожилая пара, а потом мимолетно жена посла в Португалии. И кроме того — внучка Н.Б., высокая, стройная и необыкновенно милая и красивая девушка 17 лет в красном скромном макси-платье.

11 сентября. Пн. Иерусалим.
Читаю Ирке стихи вслух. Яшка уже ходит в детский сад. Златочка чуть простужена.
Были Григоровичи с некиим Лёней (оле хадаш). Обедали. Дал я им взаймы 500 лир. Неинтересно нам с этой милой, но далекой от нас публикой.

12 сентября. Вт. Иерусалим.
Ирка уехала в Тель-Авив, я остался с детьми, кормил, поил и прочее.
Был В.Григорович, и мы были у Ю.Красного. Беседовал я с П.Гольдштейном.
Ирка приехала поздно, привезла 700 лир из «Лим». Видела Шепсов и Геню Александрович.

13 сентября. Ср. Иерусалим.
Вечером были с Иркой у Ривки Кацнельсон, было ок. 15 чел. — поэты и др. я беседовал с Вениамином Цемахом, режиссером «Габимы». Был и Натан Быстрицкий.
После Ривки зашли к Ванд-Полякам.

14 сентября. Чт. Иерусалим.
День прошел в бездействии, мелких делах и чтении стихов.

15 сентября. Пт. Иерусалим.
И этот день провел в чтении и бездействии. Учился водить авто.
Златочка уже почти не ползает — ходит на задних лапках. Любимое занятие — забраться в кухонный шкафчик, все перепробовать, построить из посуды пирамиду. Прекрасно понимает, что такое «нельзя».

16 сентября. Сб. Иерусалим.
Читал стихи Ирке, читал и писал, читал об истории Израиля.
Златочка упала, расшибла лицо, но скоро утешилась. Яшка пускает самолетики.

17 сентября. Вскр. Иерусалим.
Учился водить автомобиль. Читал Г.Земнера и Ф.Гегеля.
Вечером до ночи был у Ю.Красного и П.Гольдштейна. Красный человек, может, и неплохой, но искусство он понимает, как торговый момент. Гольдштейн не очень умен, самовлюблен и позер.

18 сентября. Пн. Иерусалим.
Сегодня Йом Кипур, вся жизнь замерла.
Я раскрашивал старые рисунки, читал, написал письмо В.В.Набокову.

19 сентября. Вт. Иерусалим.
Учился водить автомобиль. Отдал работу на осеннюю выставку. Отдал рис. из коллекции в оформление. Вечером гуляли с Иркой и были у жены Н.Безема.

20 сентября. Ср. Иерусалим.
«Красное дерево», бывшее в плохом состоянии, нарисовал гуашью заново, подрисовал «Лошадь Гробмана» и «Зимнее представление» — покрыл все это лаком.
Читали вслух гениальные стихи Пастернака.
Вечером у нас собрались все соседи, обсуждали дела нашего дома, и я теперь староста.

21 сентября. Чт. Иерусалим.
Сегодня мне исполнилось 33 года. Яшка, услышав, что меня уже все поцеловали, и мама, и Златочка, подкрался ко мне сзади и, чмокнув в локоть, убежал.
Разбирал свои архивы. Получил почтой от М.Таль перевод статуса Центра.

22 сентября. Пт. Иерусалим.
Разбираю архивы. Ирка вечером всплакнула, что живем мы скучно и безлюдно, — действительно, мы расстались со всеми друзьями многолетними, а новых таких же нет еще (кроме Шепса). Как подумаешь, что коммунисты отгородили нас от наших друзей прочнее смерти — холод по коже, но у нас не было выхода, мы не могли остаться в московской клоаке. Мы-то к себе приехали, а как тяжело эмигрантам на чужих местах начинать заново! Если бы наши друзья приехали в Израиль — мы были бы полностью счастливы. Скорее бы приехал Стесин со своей суетой, криками и бестолочью.

23 сентября. Сб. Иерусалим.
Играл с Балабановым в шахматы. Обедали у Балабановых. Был у нас скуконаводящий Бейтан. Балабановы на день рождения подарили мне шкафчик для коллекции, дерево, инкрустация, 19-й век. Они отдали мне также туфли, новые.
Мы с Иркой были в Доме художника на открытии Осенней выставки. Там моя темпера «Йегуда и Шомрон». Я встретил и разговаривал с министром Моше Колем, Н.Беземом, А.Офеком, Моше Бен-Эзером, Авраамом Манделем и др.
Авраам Мандель пригласил нас к себе, мы пили кофе, смотрели его работы и его коллекции. Он рисует импрессионистический экспрессионизм.
Яшка спал с Гиорой у Балабановых, Златка спала дома одна. Написал Меире Гере.

24 сентября. Вскр. Иерусалим.
Коммунисты ввели для евреев выкуп за образование. Американский конгресс отменил торг. льготы для СССР.
Учился водить автомобиль. Заходил Юра Иоффе, глупый, жалкий, несчастный.
Приехали Шепсы с детьми.
Пришли Быстрицкие, Натан и Хая, они долго блуждали в окрестностях.
Я с Шепсами были в Театре на открытии Съезда художников. Выставка старых израильских художников. Много знакомых. Штрайхман с женой, Мих. Аргов, А.Априль, М.Таль, Ривка Тальфир и др. Познакомился с неким коллекционером Моше Гурарием.
Вернувшись домой, после ужина, за которым отметили мое 33-летие, пили с Марком Шепсом водку, смотрели мои коллекции и беседовали. Марк подарил мне свой рисунок на «день рождения». Шепсы спали у нас, Златка кричала всю ночь.

25 сентября. Пн. Иерусалим. Бейт-Лехем.
Все вместе (на машине Марка) поехали в Дом художника, смотрели Осеннюю выставку, встретили М.Таль, А.Априля. Были в Бейт-Лехеме, ходили по антикварным лавочкам, были в церкви, что на месте, где якобы родился Христос. Вернулись, обедали, обсуждали с Марком разные дела, в т. ч. план выставки моск. художников. Шепсы вечером уехали домой.
Ванд-Поляки привезли радиоприемник с радиолой «Минск-58» и еще кое-что из канц. товаров — выбрали взамен акварель «Водопад» №1926 (300 лир) и должны мне еще.

26 сентября. Вт. Иерусалим.
Письмо от А.Похрибного. Игра в шахматы с Балабановым и Фредди.
Разговор по телефону с Н.Быстрицким. Визит Бейтана и покупка 2 рис. на 60 лир.

27 сентября. Ср. Иерусалим.
Учился водить автомобиль. Был у Моше Кармиля в министерстве иностр. дел, он дал мне журнал «Ариэль», где М.Таль писала обо мне.
С Иркой были на большом приеме по случаю Суккот, устроенном Тедди Коллеком у Башни Давида. Я подошел к Коллеку, представился, и в этот момент подошел Моше Даян и Коллек представил меня: «Гробман, цаяр ме Русия» (художник из России). Даян пожал мне руку, сказал: «Наим меод» (очень приятно), — и почти сразу же исчез. Рукопожатие Даяна крепкое, и сам он небольшого роста, энергичный, коричневый, в бежево-серой военной форме.
Знакомые: Мирон Сима, Мирон Шескин. Новые знакомые: Багон, бриллиантщик, оле из США, родом из Москвы. Бар-Эвен — скульптор. Шошанна Халеви, Альтман. Дамы.

28 сентября. Чт. Иерусалим.
Учился водить автомобиль. Был у Авраама Манделя в Музее налогов.
Играл с Балабановым в шахматы.

29 сентября. Пт. Иерусалим.
Был у меня Володя Фромер с приятелями, говорили о стихах, статьях и его «Алие» (они издают студенческий журнал).
Вечером с Иркой и Яшкой были у Ю.Красного. Там же виделся с П.Гольдштейном.
Был у нас Менахем Лиор с женой, привез 3 тома Мандельштама.

30 сентября. Сб. Иерусалим.
Разбирал свои рисунки и пр. Играл с Балабановым в шахматы.
Были у нас Авраам Мандель, его жена и дочка. Я показывал коллекцию.
Заходила Дина Динур-Фиалковская с Моникой.
Были у нас Софья Рубашова (преподаватель русск. яз. в университете, любимая племянница президента З.Шазара) и ее муж. Они 7 лет как из СССР. Люди милые, но весьма приблизительно-культурные провинциалы. Мы немного пили и беседовали. Я надеюсь на ее помощь (через президента) в своем Центре. Может, надеюсь зря?

1 октября. Вскр. Иерусалим.
Учился водить автомобиль.
Был у Норы Виленской, подарил ей монотипию и 2 рис. дал на комиссию.
Встретились с Натаном Быстрицким в кафе «Савьен» и ок. 2 часов беседовали. Он чрезвычайно милый старик и, очевидно, полюбил нас, как и его жена Хая.
Заказал печать Еврейско-Русского художественного центра.
Пообедал и играл со Златочкой, она невероятно прелестна и умна.
Пришел Юра Иоффе. Я читал свои стихи и ему понравились. Я читал Мандельштама вслух. Иоффе читал свои плохие стихи. У нас был Григорович и остался ночевать. Мы смотрели его работы, беседовали и играли в шашки.

2 октября. Пн. Иерусалим.
Учился водить автомобиль. Григорович уехал утром.
Весь день рисовал маслом и нарисовал 3 штуки. «Счастье», «Равноденствие», «Рыба-цветок».
Сегодня исполнился год со дня нашего приезда в Израиль.



Ваш отзыв

*

  • Облако меток