Издается в Израиле (Тель-Авив) ● Главный редактор: Ирина Врубель-Голубкина ● E-mail: exprocom@gmail.com

Автор: , 15 Авг 2017

СТИХИ


 

Наталья Емельянова

КРАСНАЯ ШАПОЧКА

 

Вера всегда играла Красную шапочку в школьных спектаклях.

Потом ей стали предлагать роль мамы Красной шапочки

(К тому времени Вера уже была учительницей).

И вот однажды ей предложили роль

Бабушки Красной шапочки.

Вера впервые задумалась… и согласилась.

В ту ночь почему-то ей снилось

Море.

Теплое.

Бирюзовое.

Как тогда, когда она на поезде ездила в гости

В подружке Оле.

Им обеим было лет по двенадцать. А, может быть, по четырнадцать.

Это не важно. В их девичьем разговоре

Было так много солнца,

Что приходилось литрами пить холодную газировку –

Чтобы не спалить друг друга.

 

Вера всегда играла Красную шапочку  в школьных спектаклях.

Странное дело: она никогда не думала, что однажды вырастет из этой роли.

В письма подружке Оле

Она часто вкладывала свои фотографии в красной атласной шапке.

Оля, теперь я бабка.

Бабушка, баба, бабуля.

Красная шапка на стуле

Висит, как поблекшее фото.

Кто же я, Оля?

Кто-то.

Дальше – земля, болото?

Желтый песок, глина?

Будет ли у меня имя?

Оля, ты знаешь, мне страшно.

Впрочем, пожалуй, это не важно.

Знаешь, в детстве на Пасху

Мне надевали красный платок.

Все думали: с нами красное знамя.

А я верила: с нами Бог.

 

Вера всегда играла Красную шапочку в школьных спектаклях.

Роль бабушки Красной шапочки получилась у нее ничуть не хуже.

Теперь каждый год ее приглашали сыграть

Добрую любящую бабулю, к которой бежала юная, как весна, внучка.

На сцене Вера появлялась в красном атласном платке.

Все удивлялись: откуда у нее такое спокойствие и такая уверенность на сцене?

Ведь она не профессиональная актриса!

Вера улыбалась в ответ, поправляла свой красный атласный платок

И отправлялась играть. Или жить.

И, когда в конце спектакля

В ее объятия бросалась юная, как весна, Красная шапочка,

Весь зал начинал плакать –

Так много добра, света и веры

Было в этот момент в лице человека,

Исполнявшего роль бабушки Красной шапки.

 

Вера всегда играла в школьных спектаклях.

Вера.

Вера всегда была.

 

ТАПОЧКА

 

Утром стрижешь монастырский газон,

Вечером куришь с друзьями траву.

В понедельник в восемь еле-еле продираешь глаза,

Садишься в метро и куда-то проваливаешься –

До 19:00 пятницы.

В твоей квартире – студии сорока девяти метров –

Нет ни животных,  ни растений.

Даже пауки, мошки и комары

Никогда в нее не заглядывают.

В квартире пахнет побелкой, известкой и чем-то еще –

Неживым – дом совершенно новенький.

Твоя квартира на двенадцатом этаже.

В подъезде два лифта – в каждом из них по зеркалу.

Ты часто глядишь на свое отражение,

Морщишь лоб, кривишь губы и говоришь

Несвоим голосом:

– Ну здравствуй, Женя.

– Ну здравствуй, Саша.

– Ну здравствуй, Валечка.

Прикасаешься тощими пальцами к бледным щекам

И шепчешь:

– Это что, ты?

 

Утром стрижешь монастырский газон,

Вечером куришь с друзьями траву.

В правом кармане твоего пиджака

Крохотный молитвослов на церковнославянском.

Иногда в полдень ты обнаруживаешь себя

У кристально-чистого офисного окна,

Глядишь из него на огромный город

И неожиданно говоришь вслух:

– Следующим летом я поеду на Валаам.

Следующим летом я обязательно поеду на Валаам.

А, может быть, в Псково-Печерский.

 

Утром стрижешь монастырский газон,

Вечером…

Поезд. Метро. Метро.

Плеер в ушах.

Молитвослов в кармане.

Вот приеду в квартиру и обязательно позвоню маме.

Мама ответит голосом, роднее которого нет:

– Здравствуй, Женя.

– Здравствуй, Саша.

– Здравствуй, Валечка.

Ты в холодной квартире стоишь с телефоном в руке,

На ногах в виде собачек тапочки.

20:00. За окном темнота.

Ни собаки, ни рыбок в квартире твоей,

Ни мурлыкающего кота.

– Здравствуй, Женя.

– Здравствуй, Саша.

– Здравствуй, Валечка.

Ты стоишь с телефоном в руке

И гладишь за ушком

Тапочку.

 



Ваш отзыв

*

  • Облако меток