Издается в Израиле (Тель-Авив) ● Главный редактор: Ирина Врубель-Голубкина ● E-mail: exprocom@gmail.com

Автор: , 15 Авг 2017

СТИХИ


 

Василий Бородин

 

 

 

АЛКОГОЛИ

 

1

от печки душно, и сама тоска –

счастливая, как тёмные глаза.

жар-птицею глядят ТРИ СТАРИКА;

ночь-речка – в точках, как ничья слеза.

 

в неё влюбился долгий-долгий дождь,

он плачет, потому что он ожИл;

кто знал эту обломовскую дрожь,

и крах, тот сОздал этот огнь для жил,

 

фальшивящий, как жалкий бенефис

восьмидесятилетнего певца.

глаза тоски светлы и смотрят вниз,

и я уж не могу поднять лица

 

2

вся как наждак и воробьиный гвалт,

как некое «патроны подвезли!»,

приходит ЗАКАЗНАЯ, и подвал

любой как бы взлетает от земли

 

тем более – прекрасный пыльный сквот.

но кто с ней ранним вечером гулял,

тот как святой сиял, как идиот,

как в дерево влюблённая земля.

на дереве пустое спит гнездо,

и все вороньи слётки на земле

кричат, кричат, пока звезда с звездой

не скажут им о силе и крыле

 

3

как ясные, разумные слова

в поэзии сплетаются в фигню,

смиреннейшая СТАРАЯ МОСКВА

даёт в тебе простор тому огню,

 

с какого начался пожар Москвы,

и ветер рад был пламенем писать,

как на пиру библейском, но увы –

нам не от кого тут себя спасать:

 

единственный наполеон – враньё

себе о том, что можно стать иным,

но это пламя дышит и поёт

на ветхих крышах утренней вины

 

4

итак, вчера ты юн, а завтра стар,

но этот промежуток – как змея,

и ты с гранёной стопкою NORD STAR

сидишь и думаешь: «я… я… я… я… я… я…» –

 

длинней, чем Ходасевич! и желтей

твоё лицо, и волосы серей,

и даже меньше денег и путей,

и, дай-то бог, помрёшь ещё быстрей,

 

но в льдистых этих гранях – летний свет

и тот всепроясняющий покой,

когда, как бы суммируя ответ,

мычишь и в полусне ведёшь рукой

 

5

как дева хрупкая внутри себя как сталь,

а голос нежный – серной кислоты

фонтанчики пускает, так и та

ДОРОГА ЗИМНЯЯ, какую выбрал ты.

 

так на заводы шли в сорок втором

подростки: встать на шаткий табурет,

точить снаряды, и пустым двором

идти домой и плакать во дворе.

 

но всё-таки победа, что бы ей

мы ни считали, брезжит в каждом дне,

и зимняя дорога всё теплей,

как свет, уже ночной, в чужом окне

 

 

МАРТ

 

сердце внутреннего льва

до свидания долой

солнце внутреннего рва

небо с точкой и иглой

 

рыцари звенели вниз

по капели солнце жглось

синь серебряные дни

гОры голосом насквозь

 

парты вЫрезать стрелу

годы талые поля

пели дерево во мглу

полдороги и земля

 

змейка змейка череда

отражений от стены

колокольного труда

и капели-глубины

 

это нимбами теснясь

материнство и заря

на искрящем срезе дня

горным инеем горят

 

* * *

как мокрая пыль – не сырая земля,

так эта тоска твоя, интеллигент,–

не горе народное. а на полях

пометки – не неурожай

 

ты воешь, свернувшись в ночного ежа,

но ведь не от голода – так, от любви

невызревшей и головной,

от мертвенной ясности: да, ты говно

– и все пишут: уезжай

 

представим отчизну как спирт со змеёй

в стеклянной коробке, но школьный звонок –

как взрыв, и волнами весна в окно

распахнутое плывёт

 

представим пустые поля под дождём:

 

оставим пустые поля под дождём;

представим незлых старух,

их валенки летом, лязг во дворе:

пёс дёрнул цепь, сумрачный кот прошёл,

синяк у снохи ещё не сошёл,

а сын три дня как в земле

 

и дальнего поезда стук сырой:

представим решимость, что ты герой:

граница, свобода, победа – вой

в коленки лбом, головой

 

 

* * *

и я прощения просил

что попусту люблю

на выброс жизнь на выброс жизнь

а в небе хорошо

паслись созвездия стрижей

и где-то поезд шёл

 

усталость занавесок на

вагонных окнах; их

обвисшей, складчатой тоской

и чай заболевал

паслись созвездия стрижей

над мелкою рекой

и головою тряс козёл

и чёрный бык кивал

 

в просветах лёгоньких берёз

лазурь стояла как

воздушный ельник; поезд шёл

и в чае сахар сник

река стряхнула солнце, а

созвездия стрижей

немного сдвинулись назад –

как бы сгорел дневник

 

жевал детёныш саранчи

зелёный лист, и пух

легчайший на листе тепло

светился как печаль

и время острым войском шло

и ход его молчал

 

 

* * *

– товарищ чай

– я крот, товарищ ночь

 

в орлиных крыльях

вянущий поток

воздушный вдруг

усиливается

 

– товарищ лес

– я прав, товарищ царь

 

смыкая на пути твоём ряды

еловых мелких игл,

ветки дней

смыкая, чтоб ты слышал пульс корней

– товарищ пир

– я тризна, милый храм

 

нам галок надо больше:

тесноту

духовную и звуковую – ту

что радио умеет по утрам

 

– о-у, о-у: товарищ песня пьёт,

зубами кран

 

холодный прикусив

товарищ небо ясен и спесив

товарищ дым

метаморфозы вьёт



Ваш отзыв

*

  • Облако меток