Журнал адресован читателям, которых интересует развитие современной культуры от Второго русского авангарда до последних достижений в прозе, поэзии, эссеистике и изобразительных искусствах.
Журнал не ставит перед собой литературоведческих или исторических задач, в центре его внимания – живая ткань существующей сегодня литературы во всех ее новых аспектах.
Журнал свободен от распространенных идейных или эстетических понятий, в нем публикуются редкие свидетельства русской авангардной культуры ХХ века, актуальные для сегодняшнего литературного пространства.
Выпускается Еврейско-русским художественным центром (Тель-Авив, Израиль) и Ассоциацией русскоязычных журналистов Израиля при содействии:

Периодичность: два раза в год. Главный редактор: Ирина Врубель-Голубкина Члены редколлегии: Ирина ГольдштейнМихаил ГробманЛёля Кантор-КазовскаяГлеб МоревВадим Россман, Наиля Ямакова . Ответственный секретарь: Илья Любарский. Адрес редакции: Тель-Авив, Симтат Нес-Циона, 3. Тел.: +972-3-5172920 E-mail: exprocom@gmail.com
Все номера журнала «Зеркало» представлены также на сайте «Журнальный зал»
Уважаемые авторы! Присланные рукописи не рецензируются. К сожалению, редакция не имеет возможности вступать в переписку по поводу публикации и лишь извещает авторов заинтересовавших ее рукописей о продолжении сотрудничества.

Для приобретения «бумажной» или PDF-версии журнала
обращайтесь в редакцию по адресу: exprocom@gmail.com и мы с удовольствием выполним вашу просьбу
Последние номера журнала «Зеркало» можно приобрести в магазине «Бабель» (בבל) по адресу: Тель-Авив, ул. Йона ха-Нави, 46

ВЫШЕЛ В СВЕТ НОВЫЙ №59 НОМЕР ЖУРНАЛА «ЗЕРКАЛО»

СТИХИ
ПРОЗА ПЛЮС
ДРУГИЕ БЕРЕГА
БЕСТРИАРИЙ
АПОКАЛИПТИЧЕСКИЕ СТРАНИЦЫ
ИКОНОГРАФИЯ
ВРЕМЯ И МЕСТО

 

По традиции журнал встречает читателя подборками стихов. Их авторами в этом номере стали Анна ГринкаЕрог ЗайцвéГеоргий Мартиросян («Почти спокойный мир»)Екатерина СимоноваМихаил Гробман и Дмитрий Пименов, стихотворение которого мы отобрали для представления раздела «Стихи»:
Слог мой
Корявый
Корябает
Море
В окна океану
В рифму
Уму
На!
Пустая
Пространств огромных
Стая
Зашиты плюсы и минусы
В шары
Носы и занозы
Видны и больны
Но бок Бог – плоскость
Насквозь свойством».
Раздел «Проза плюс» открывает публикация нового текста Ольги Медведковой «Никак», жанр которого автор определил как «сказка»: Царь Рь и его советники выбирают «idea» для своего вечного царства, и советники сходятся на том, что персонифицировать идею вечного царства должен Че, но не тот, который «звучит гордо», а Че в той ипостаси, в которой он  «скот», в которой он «Жрет, пьет, срет» и только, и потому будет полностью зависеть от воли царской власти. Но – «что-то пошло не так».
Следующая прозаическая публикация – Георгий Кизевальтер «Салфетка». Участник плотной насыщенной поездки искусствоведов по Европе по нелепой случайности отстает от своих коллег и должен провести несколько часов наедине с самим собой вне заготовленного для него поездкой расписания. Что может произойти с человеком, предоставленным полностью самому себе и непредсказуемым обстоятельствам вокруг него в такой ситуации?
Чтение повести Алика Фукса «Bernhard N.:» потребует от читателя существенной перенастройки в своих обращениях с языком. Поскольку само содержание повести во многом определяется самим языком повествователя – шестилетнего мальчика, оставленного родителями на улице в чужом городе (Западный Берлин), в чужом мире, который ему предстоит осваивать с помощью своих, скажем так, своеобразных органов восприятия. В сознании ребенка, а потом и взрослого мир предстает странным, косматым, во всей его «физиологической заземленности» и одновременно, как это ни парадоксально, с особыми пространствами для духа. То есть, автор, создавая своего героя и его мир, одновременно создает и свой собственный орган восприятия этого мира.
По-другому и о другом написана повесть Александра Ганкина «МишаТаня́», но и здесь упор повествователь делает на строе языка рассказчика. Поначалу кажется, что у повести два героя: Таня, женщина, наделенная неимоверной энергетикой, и ее избранник поэт Миша, но по ходу чтения текста в восприятии читателя постепенно возникает третий персонаж – сам повествователь с его завороженностью наблюдателя, почти участника их жизни, который, к концу повествования становится, по сути, главным героем.
И еще одна публикация в журнале (раздел «Апокалиптические страницы»), которая продолжает выстроенный этими двумя повестями ряд – отрывки из книги Юрия Лейдермана «Люстиг, геборен, гешторбен». Автор предлагает повествование, написанное в форме свободно льющегося лирико-исповедального монолога с развитием нескольких сюжетных линий и с такой вот самохарактеристикой: «Мой стиль – «суровый стиль» внутри «московского концептуализма», мои дети бегают без беретов, мое время – беда. Я – бессмысленное вкрапление у Никитских ворот. Или я ждал в этом названии явление Ницше? Или я ждал своего дедушку к уроку – он запаздывал, он, как водится, засыпал на ходу, но я ждал, что в конце концов он, как Одиссей, все же явится провести урок. При закрытых дверях в школе. Урок в стволе, при закрытом дереве».
В разделе «Другие берега» журнал публикует «Плато Забвения» Сергея Соловьева, главы из книги «Улыбка Шакти», и это действительно «другие берега» — автор текста сделал попытку глубокого погружения в мир и дух далекой для нас культуры заповедной Индии – «Сома, напиток богов, за который порой отдают и речь, и душу. Он же – бог, Луна, и блаженство, и жертвоприношенье. У индусов. А у греков сома – тело. Где ж мы? Трудно сказать. Где-то в лесной глуши, примерно в полусотне километров от нашей деревни Харнай»; «…тут можно расположиться у шалаша, развести костер и ждать в ночи гостей – леопарда, например, и других обитателей, чтобы поговорить с ними о том, что их по-настоящему волнует – о Махабхарате, упанишадах…»
Эссеистику номера представляет эссе Леонид Гиршовича «Спесь как духовная скрепа» (раздел «Бестиарий»), посвященное характеру русского человека, «ментальности», как принято говорить в таких случаях. Гиршович в своем тексте избегает словосочетания «комплекс неполноценности», но речь ведет как раз о ней, выбрав в качестве одного самых ярких ее проявлений – специфически русские формы «национальной спеси». Автор отталкивается здесь от высказывания де Кюстина, заметившего, что «особый талант русского человека производить на стороннего наблюдателя желательное впечатление. Как скоро спесь не является вещью в себе, но взаимодействует с окружающим, дар лицедейства требует постоянного воплощения. Русская театральная труппа подписывает бессрочный ангажемент»; «Героическая роль, как бы ни была сыграна, не превратит исполнителя в героическую личность». И здесь бытийное почти не отделено от сугубо бытового: «Немало прибрежных заморских отелей хранит память о русских, гуляющих на полную громкость. Веселье стоит столбом, пусть все видят, как им весело. Еще скорей! Еще больше! Еще громче! Они обречены на эту показуху тайною мечтою: а вдруг им что-нибудь перепадет от того веселья, того счастья, что они изображают?».
В разделе «Иконография» журнал начинает публикацию мини-монографии Димитрия Сегала «Творчество Константина Вагинова в культурном контексте», в которой предпринята попытка прояснить для читателя масштабы такого явления, как творчество Константина Вагинова. Один из самых значительных мастеров русской литературы ХХ века, именно двадцатого, в отличие от упомянутого в начале статьи Михаила Булгакова, во многом продолжавшего художественные стратегии века девятнадцатого, — Константин Вагинов так и остался, увы, достоянием достаточно узкого круга любителей и знатоков…
И в завершение номера – очередная порция дневниковой прозы Михаила Гробмана «Москва, 2002» (раздел «Время и место»). Подзаголовком ее могло бы быть: «Москва и москвичи в 2002 году глазами Михаила Гробмана после долгого отсутствия прилетевшего в Москву на презентации своей книги «Левиафан», на вечер журнала «Зеркало», а также для съемок в фильме Лилии Вьюгиной «Кино о прошлом»». Естественно, что круг общения автора в Москве – это его друзья по Второму авангарду, писатели и художники 60-х годов, но в записях Гробмана  перед нами отнюдь не «кино о прошлом». Автору удается ухватить пульсацию художественной жизни столицы именно в двухтысячные годы, в самом начале уже постперестроечных времен. Записи здесь, естественно, очень «личные», что, в свою очередь, определяет повышенную выразительность в воспроизводстве той стремительно уходящей от нас эпохи.

 


 

«Зеркало» в эфире

Ирина Врубель-Голубкина в программе Виктории Долинской «Дольче вита» (Радио РЭКа, Израиль, 3.3.2020)


 

В издательстве «Новое литературное обозрение» вышла в свет новая книга Михаила Гробмана

Левиафан 2
Иерусалимский дневник 1971-1980
Аннотация: Михаил Яковлевич Гробман (1939, Москва) — поэт и художник, в 1960-е принадлежавший к кругу московских художников-нонконформистов, один из лидеров и идеологов Второго русского авангарда. В 1971 году переехал в Израиль, где сразу по прибытии записал в дневнике «У меня есть все нужное простому смертному: талант, семья, друзья, свобода, новая жизнь». Как и в России (дневники «Левиафан», НЛО, 2002), художник экспериментирует с разными художественными практиками, противопоставляя местному академическому истеблишменту поиски новых путей и различные неординарные проекты. В записях, составивших эту книгу (1971–1980 годы), подробнейшим образом запечатлена хроника жизни израильской богемы, литературная и бытовая повседневность. Впечатления от новых обстоятельств и знакомств, рассказы о выставках и музеях, литераторских посиделках, спорах и акциях перемежаются размышлениями о жизни и искусстве (перейти на сайт НЛО).

НОВАЯ СТРАНИЦА

Хотя «Зеркало» — журнал литературно-художественный, редакция получает много материалов с рассказами о судьбах людей нашего времени.

 Новая страница нашего сайта «СУДЬБЫ» взяла на себя труд знакомить читателей с судьбами людей, описанными языком, свободным от литературных рамок. Это — свидетельства нашей жизни, и тот, кто захочет, сможет обратить тексты в стиль, стиль в трагедию и — обратно в нашу жизнь.


В РАЗДЕЛ ИЗБРАННОЕ (1993-1995) ДОБАВЛЕНЫ НОВЫЕ ПУБЛИКАЦИИ:

Аарон Апельфельд. Литература — это прежде всего содержание

Борис Бродский. Золотое дно

Исраэль Элираз. Это не конец света

Меир Фейгенберг. Лева и Хабибула

Лев Фейгенберг. Амулет Хабибулы

Марина Генкина. Азбука коллекционера

Лев Меламид. Бегство в Иерусалим

Валерий Мерлин. Ярмо богов и крестная ноша: две формулы искупления

Ицхак Орпаз. Улица таможни

Алексей Парщиков. Термен

Александр Сыркин. Нескончаемое «Дело Вагнера» и некоторые попутные замечания

Биньямин Тамуз. Поездка в Хайфу

Владимир Тарасов. Россыпь

Рафи Вайхерт. Пасифая

Князь Сергей Михайлович Волконский. «Родич против родича»

Валентин Воробьев. Артклошинтерн

Павел Зальцман. Рассказы